ReadPorno.ru - это специально отобранные порно рассказы и порно истории от лучших авторов со всего Интернета. На нашем сайте самая большая и регулярно пополняемая коллекция порно рассказов на любой вкус, отсортированных по категориям и рейтингу. Читайте порно у нас!
ПОРНО РАССКАЗЫ:
ПОРНО РАССКАЗЫ:
...
     Нас было трое. Я, Танечка и Серега.
     Я и Таня были абсолютно разными. Конкуренции межу нами не было. Она натуральная блондинка.: Ну и что? У меня грудь больше:
     Мы стали очень близкими друзьями, можно сказать, в рекордные сроки. Секса не было, но хотелось. Обсуждать у нас это было не принято. На дачах мы скучали просто ужасно. Делать было нечего. Собирались у меня на веранде. Пили пиво. Играли в карты.
     Приб... [ читать дальше ]
... Моему взору открылось то, что я только ощущал, разгоряченные розовые губки. Попробуй меня!!! Мои пальцы были полностью в ее соке и я прильнул языком к ее дышащей плоти. Вначале просто целовал ее губки, потом провел языком между ними и смог почувствовать терпкий вкус нектара, так богато выделявшийся из ее цветка. Нащупав клитор, начал его лизать, щекотать, нежно прикусывать. Стоны бухгалтерши разносились по всему кабинету.
     Хороший мальчик!!! Продолжай, не останавливайся!!! Но эта игра стала уже меня утомлять, хотелось просто бы... [ читать дальше ]
Название: И ПРИСНИЛАСЬ МНЕ УЧИТЕЛЬНИЦА.
Автор: Чиполино
Категория: Измена, Фантазии, Фетиш
Добавлено: 30-03-2019
Оценка читателей: 6.00

Праздновали мы 8-е Марта, я, моя жена и кума, хорошенько подвыпили. Надо признаться кума мне нравится давно, ещё с молодости, такая же ладная фигурка, как и прежде, сама Мила и попочка милая, небольшая грудь, хорошенькие ножки и возрастной животик совсем не портит картину эротизма и сексопильности, которые она истачает, Соблазнительно улыбаясь.

Жена вышла из кухни.

- Ты действуй, а я посплю, — тихо заорала моя совесть.

И я полез куме в штаны, не замечая труселей ажурных.

- Ну, началось, давай, ладно уже, чёрт с тобой… — пьяно смеялась Мила.

Я ласкал лобоки клитерок, хотел пососать грудь и стал вытаскивать её из бюстика, чуть придавил и Мила возмутилась:

- Я конечно тебя люблю, но как кума, а как мужчина ты груб и меня не заводишь!

Это меняразозлило, да ещё на голубом глазу, ведь раньше не любила романтики, говорила, что мол люблю по рюмке и в кровать. Вобщем полапал я Милку и обиделся на неё. Много лет назад я её трахнул и сестру её родную тоже, но той ломал целку и это уже другие истории, напишу потом.

- Вас, мадам, контрольный выстрел бы не испортил…, — с ненавистью подумал я, когда ядовитое жало облома вылезло из-под сладостных, эротических надежд.

Я смог промолчать.

Разбрелись мы ночью и вот чёрным, вязким покрывалом сползает на меня сон. Затем действительно туманом утренним и лёгким растворяется пелена, ясно вижу… всё чётче и чётче… становится картина цветной и ясной… о чудо, что я вижу…

Вижу свою учительницу по-русскому языку, красивую, интелегентную женщину лет сорока с вьющимися волосами цвета каштан, сзади короткая стрижка, сверху пышная копна с крупной волной и опускается этот шедевр длинной чёлкой почти до ухоженных бровей, розовая помада поблёскивала на губах. Ходила она часто на занятия в трикотажном платье цвета какао с молоком, облегающем фигурку подчёркивало изумительную прелесть, полную грудь, чуть располневшую талию и пышные бёдра, выделялся лобок. ткань так шикарно ложилась на тело, что я заворожено всегда просто пожирал это место глазами.

Когда она сидела боком к своему столу, мне было удобно съехать на край парты и глазеть как чудно, закинутые одна на другую ножки, пытаются вылезти из-под подола и она стремилась, не подавая виду, натягивать ткань на коленочки. Потом вдруг я осознал, что моя прелестница-педагог однажды перестала тянуть подол и затянутая в капрон ножка иногда весьма пикантно открывалась пылающему взору юноши.

Вдруг я понял, чего не хватало в этой идиллии — это вид резинок сквозь ткань. Ведь контуры трусиков видны у многих дам. Безумно я мастурбировал на эти виды и открытия, мечты рассыпались бриллиантами в неискушённом сознании, она была моей мечтой, моим сумашествием.

Жемчужной россыпью взрывались мои мечты и тугими струйками являли собой сладостный финал.

Спустя два года я закончил школу и вот однажды Татьяна Андреевна заходит к нам домой по каким-то делам к родителям, их дома нет, предлагаю чаю, болтаем о том, о сём.

Но я снова пожираю её фигурку глазами, горящий взгляд, приподнятая ткань в моём известном месте не остались без внимания взрослой женщины:

- Я так тебе нравлюсь? Ты прожжешь мне платье… — говорит Татьяна Андреевна, ласково улыбаясь, — ты всегда смотрел туда и на грудь, я помню, как мне жарко становилось от твоих раздевающих глаз.

Я краснею…

- вы это замечали? Вы никогда ничего не говорили… я наверно был дурак… да, скорее всего дурак…

- Нет, милый мой мальчик, просто субординация, педкоректность связывали мне и руки и язык. Сначала меня это злило, потом стало забавлять. Чтоб не наорать или позже не начать краснеть мне часто приходилось отводить взгляд в окно. Неужели такая старая тётка ещё может волновать юношей? — как-то с грустинкой спросила Татьяна андреевна.

- Не говорите так, совсем не старая, совсем не тётка, вы очень красивая, желанная женщина- выдал я на одном дыхании, сам себе поражаясь этим словам, вылетевшим из наглого горла, как пробка из бутылки.

- Тогда чего ж ты ждёшь, почему сидишь, Как засватанный…

- Боюсь!

- Чего боишься?

- Вы так прекрасны, вы были всегда так строги… я раньше мечтал о вас, фантазировал один дома…- заикаясь наконец-то выдал я, воткнув взгляд в стол..

- Я сама через это прошла… тоже фантазировала…, — шептала взрослая дама, немного краснея.

Блеск её глаз, поощрительная улыбка сделали своё дело и рука сама лягла на эти округлые коленочки. Я обнял свою мечту, вот она в моих руках. О, ох.. чудо! Такого не придумать!

Наши губы приблизились к своему рубикону, краткая, таинственная пауза уже у последнего рубежа, когда нет возврата… а тела и души готовы к кружится в любовном урагане…

- У меня губы накрашены, — прошептала она, словно предупреждая и стесняясь.

- Мужчина должен съесть с женских губ 3 кило помады, я хочу с Вами съесть свой первый килограмм!

Наши губы сомкнулись в жарком поцелуе и моя голова закружилась, словно от выпитых ста грамм. Её язык удивлял, звал и заставлял вновь улетать в неведомые дали. Платье лезло под моей ладонью вверх, невзначай мы встали, я увидел в зеркале, как обнажется ножка, затянутая в капрон, затем увидел и чёрные стринги, опомнился когда услышал у самого уха:

- Ну посмотри-посмотри…

Чёрт её побери, как она почувствовала, что я смотрю в зеркало. Я смутился, но платье, уже собранное на талии стал тянуть вверх.

- Погоди, платье нужно снимать через голову, беря его за подол, попробуй ещё раз.

Было и приятно и стыдно от своего неумения. Когда учительница осталась в одном белье и чулках я замер, это была воистину сказочная картина, моё дыхание заперло.

Красивый, ажурный бюстгалтер поддерживал пышную грудь и больше создавал интригу, нежели выполнял прямое предназначение, набухшие до предела соски, едва прикрытые тонкой тканью выпирали. женщина была возбуждена, сердце барабанило о том, что крепость вот-вот падёт на милость победителя.

Соблазнительная грудь вздымалась часто, готова выпрыгнуть из плена. Узкая полоска чёрной змеёй обвилась вокруг этих крутых бёдер, маленький и мокрый треугольник кружев едва прикрывал самое потаённое, словно указывал путнику вон туда, смелее, тудаименно там всё и желанное и тайное, там космическая тьма и сила египетская, там врата рая и центр мироздания.

Моя каменная плоть готова была порвать трусы вместе со штанами, новая волна напряжения пробежалась по мне, казалось ещё миг и он сломается или взорвётся от болезненной тверди. Ах как жаль, что у меня не двадцать рук, хотелось обнимать, лапать, мять везде, всё тело, руки бегали сверху вниз и обратно.

Я попытался уложить милую даму на диван.

- Погоди, я не привыкла голым телом на незастеленную постель.

О, проклятье, ждать уж нету сил! В один миг, будто спринтер-олимпиец, я сгонял в дом и притащил чистую простыню, Татьяна Андреевна взяла её, смеясь над моей суматохой и излишним мельтешением. Она нагнулась и стала расстилать простынь, попа оказалась передо мною, разделённая чёрной полоской трусиков, я обнял бёдра, гладил вожделенные ягодицы, наслаждался их упругостью, любовался прекрасной кожей и ложбинкой на спине, катившейся вниз, утопая меж ягодиц.

Вдруг меня взорвало зло, эта сука иногда ругалась со мной на пустом месте, унижала при одноклассницах и мне срочно хотелось ей нагрубить, унизить, отомстить.

- А вы любите в жо.. вы уже в… ну пробовали в жоп… ку…, — я вдруг стал заикаться и совсем не выглядел грубияном, а произнести «жопу» так и не смог.

Она промолчала, так и стояла нагнутая над простынёй, выставляя мне попочку, уже промокшие трусики, медленно поправляя белые складки простыни.

Тишина, пауза так нелепо затянулась…

- Ты ничего не испортишь, — как-то скромно и одновременно загадочно ответила Татьяна, уходя от прямого ответа.

А в моих пальцах вибрировал какой-то неземной ток, ткань и резинки её трусиков будто умоляли: — ну ты чего, скорее бери в руки, скорее нас стягивай, а хочешь вовсе порви, мы готовы с бюстгалтером на пару погибнуть в этой вечной, сладостной и необузданной битве желаний, людей и душ.

И полетели трусики шикарные вниз, преодолевая сопротевление бёдер, улетел мой разум и наверное сознание в другое измерение. Я даже позабыл снять лифчик, слегка толкнул женщину на диван, перевернул на спину и стал страстно, гарячо целовать каждый сантиметр её кожи, обнимал ножки, поставил их себе на плечи.

- А ты вот так решил, отсюда начал, мо.. ло… дец, ты умничка, мой… ты прекрасный мальчик.. о о о —а а ах… ты можешь удивить женщину, — шептала, глубоко дыша, моя соблазнительница, — ну что… ты… творишь мальчишка, мой сладенький, ещё ещё не останавливайся, ум м мо ляю!…

О, Боги! Да это же запах и вкус райского цветка моей желанной Милы, что это за чертовщина? Я целовал, потихоньку, очень нежно ласкал лепестки этого медоносного источника. Женщина текла, нектаром дивным и мне это нравилось. Я нашёл под капюшёнчиком налитых губок ту самую, ту драгоценную жемчужину и сосал там. Затем она вовсе простонала и начала сжимать ножками мою голову, застонала, вскрикнула, будто лебедь раненный и снова сладостный стон оповестил комнату её оргазм нашёл выход, реки медовые хлынули, словно хляби небесные скрывались за вратами рая, за этими губками, налитыми кровью и желанием. Я пил и пил эти пряные капли, стараясь не потерять ничего и язык погрузился в тайные недра нефритовой пещерки.

Татьянина ножка сорвалась с плеча, нашла мой член и стала его ласкать, прижимать к бедру, я же уже был на грани и поддался навстречу.

Следом и я не выдержал напряжения, не войдя в даму, я кончал жемчужным бисером, поливая диван, пол и собственные ноги, зажимая ими член с женской ступнёй. На миг я открыл глаза и увидел меж кружевных холмов груди лицо счастливой женщины, она улыбалась, радовалась этому мгновенью.

Сладкая волна понемногу отпускала, расслабленное тело плыло в море неземной неги.

Я пробуждался, приходил в себя, по мере таяния чар морфея я возвращался на эту грешную землю.

Рядом сидела моя ненаглядная, проклятая и желанная кума. Почему-то без трусиков и в своём дурацком лифчике, наши взгляды встретились.

- Ну ты… ну ты даёшь… вовсе охренел, ведёшь себя, как мальчишка, — ласково улыбалась Миластыдливо прикрывая влагалище маечкой, — давай-ка я тебе кофейку в постель, мой хороший, только тихо, жену не разбуди… х-м-м м м мурчик.

Жена ещё сладенько спала у стенки, тихонько похрапывая, после удачной пирушки. Я же тупым, ослиным взором упёрся на мокрые, чёрные стринги, скромно ожидавшие хозяйку на полу.

Ну, что сейчас можно было сказать, да нихрена, сопи в две дырочки, балансируя меж явью и навью. Ваш покорный слуга пил обжигающий, ароматный напиток и думал о том, что таки было, что не было, что приснилось.

Промокшие мои трусы мне нужно поменять, из-под них вытекли капли сгущёнки и подсыхали, на которые уставилась Мила.

Милые, очаровательные, сказочные наши Женщины! Поздравляю вас с Днём мира и добра, весны и любви! Любите и будьте любимы! Пусть у каждой будет столько любовников, сколько жаждут ваши тела

Вы особенно прекрасны и желанны, особенно соблазнительны и сексуальны, когда вы чужие. Улыбка..

Николай Гумилев

Прекрасно в нас влюбленное вино
И добрый хлеб, что в печь для нас садиться,
И женщина, которою дано,
Сперва измучившись, нам насладиться.

Но что нам делать с розовой зарей
Над холдеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.
Мгновение бежит неудержимо,
И мы ломаем руки, но опять
Осуждены идти все мимо, мимо.

Как мальчик, игры позабыв свои,
Следит порой за девичьим купаньем
И. ничего не зная о любви,
Все ж мучится таинственным желаньем;

Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья, -

Так век за веком — скоро ли, Господь?-
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.

-

Листая любимый цитатник:

«Ему открылась вся несправедливость человеческой природы,

которая дала только пять чувств для наслаждения

и всю поверхность тела — чтобы испытывать боль.»)

Альберт Санчес Пиньоль «Пандора в Конго»


Оцените этот порно рассказ:        
Опубликуйте ваш порно рассказ на нашем сайте!


Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:

Порно рассказы опубликованы на ReadPorno.ru. Читайте также эротические рассказы.
ReadPorno.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов. Тексты и права на них принадлежат исключительно их авторам.