ReadPorno.ru - это специально отобранные порно рассказы и порно истории от лучших авторов со всего Интернета. На нашем сайте самая большая и регулярно пополняемая коллекция порно рассказов на любой вкус, отсортированных по категориям и рейтингу. Читайте порно у нас!
ПОРНО РАССКАЗЫ:
ПОРНО РАССКАЗЫ:
... Миша наклонился и стал целовать кожу, выше резинки чулка, приближаясь к горячему цветку. Когда язык проскользнул, между раздвинутыми губками, Ира застонала и двинулась навстречу языку. Она смотрела полуприкрытыми глазами на Толика, который с возбужденным членом сидел и наблюдал за ними. Ира помнила его пальчиком. Он подошел, его член оказался около ее лица, и она стала руками ласкать его, чуть извиваясь, когда язык мужа входил глубоко. Не в силах больше терп... [ читать дальше ]
... Мы с ней с самого детства были очень близки. Но когда мне исполнилось 12 лет она переехала в другой город и приезжала только на летние каникулы. Она высокая, где-то 170 - 173 см., очень красивая, плоский живот, не то чтобы сильно большая, но и не маленькая грудь, короче говоря, в самый раз. Ну перейду к делу. Под новый год я поехал к родителям в деревню (я учусь и живу в городе один). И она приехала к нам. Мы классно провели время. На следующий день я узнал что родители едут в город и оставляют нас присматривать за домом, ну вы поним... [ читать дальше ]
Название: Мемуары: в СССР секс был
Автор: arianin
Категория: Остальное
Добавлено: 03-09-2018
Оценка читателей: 9.17

МЕМУАРЫ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ — ВТОРАЯ

ИНСТИТУТ

Мемуары, которые каждый человек вправе даже не читать, не мои. Я нашел их на старой флэшке емкостью всего 256 МБ на чердаке дачи моей хорошей знакомой. Случилось это в один из дней тусовки, которую я и мои друзья-приятели организовали в честь потери ею девичьей невинности. Короче, наверное, будет клево, когда такие же чуваки и чувихи, как я или даже постарше, узнают, каким было сексуальное взаимоотношение полов в годы наших «предков». И что традицию отмечать потерю девичьей невинности придумали за пятьдесят лет до нашего поколения.

Что эту флэшку кто-то рано или поздно отыщет, автор мемуаров не сомневался, поскольку начинались мемуары со следующего обращения:

СЕКС В СОВЕТСТКОМ СОЮЗЕ БЫЛ!

ВСЕ СОБЫТИЯ ВЗЯТЫ ИЗ ЖИЗНИ, НО С ДОЛЕЙ ФАНТАЗИИ, А ВОЗМОЖНОЕ СОВПАДЕНИЕ ИМЕН НОСИТ СЛУЧАЙНЫЙ

И НЕ ПРЕДНАМЕРЕННЫЙ ХАРАКТЕР

СЕКСУАЛЬНЫЙ ПРОРЫВ.

«В Советском Союзе секса не было». Ставшая крылатой фраза, брошенная женщиной на одном из популярных телемостов, конечно, не имеет ничего общего с реальным положением вещей. Пожалуй, к этому неудачному высказыванию можно относиться с достаточной долей юмора. Секс, конечно, был. Да еще какой!

Однако его никто не пропагандировал. Проституция, стриптиз, порнография считались явлением постыдным, недостойным высоких моральных принципов советского человека. Мало того, все это было категорически запрещено и преследовалось Законом. Впрочем, порнографию и проституцию официально не одобряют и сейчас практически во всех странах. Не одобряют, но и смотрят на это «сквозь пальцы».

Конечно, никакого сексуального воспитания в школах в СССР и в помине не было. Однако тяга к познанию запретного плода существовала всегда. Против Природы не попрешь! Не утверждаю категорично, но по моему опыту чаще всего разницу полов начинали познавать девочки.

Могу предположить почему. Потому что развитие девочки происходит быстрее, потому что они более любопытны, более наблюдательны в деталях, потому что мамы девочек уже с пяти-семи лет начинают сексуальное воспитание своих дочерей в плане, чего надо бояться, остерегаться, избегать, стыдиться…

Почему? Да потому что их тоже когда-то предупреждали, а затем они убедились в этом на собственном опыте. И чаще всего первый опыт оказывался не удачным, оставляя после себя психологическую травму стыда, неудовлетворенности, физической боли. А многим казалось, что «А счастье было так близко!»

И это самое «близкое», но не сбывшееся счастье, оставляло горестный отпечаток у большинства оступившихся женщин.

Где-то, совсем недавно, я выписал высказывание одной такой женщины: «Мы становимся прагматичными суками. Мы не верим мужикам, ищем подвох, просчитываем каждый шаг и обдумываем каждое слово. Все потому, что один ублюдок сломал твой мир, где любовь — это самое светлое чувство». Думаю, что почти те же самые слова могут сказать и многие мужчины: «Мы становимся циничными кобелями. Не верим бабам, считая, что они с нами только до тех пор, пока член стоит и есть бабки, хотя и в этом случае все равно ждем подвоха, ждем, что они подставят, предадут, изменят. И все потому, что одна сука сломала твой мир, где любовь — святое чувство».

Несмотря на разницу половых органов, которые у одних находятся внутри, а у других снаружи, в психологическом плане мы очень похожи, во всяком случае, до полового созревания. К сожалению, общественное влияние, влияние родителей, старших подруг или друзей и даже ровесниц и ровесников, формируют в нас настороженность, недоверие, цинизм и прагматичность. Думаю, поэтому многим девчонкам и парням недостает понимания друг друга.

Впрочем, не стану тут разводить разговоры о психологических аспектах взаимоотношений, потому что речь идет о сексе, о физической составляющей, о природном, животном влечении разнополых людей.

После сдачи выпускных экзаменов в июле сдал вступительные экзамены в институт и в сентябре того же года уже, как первокурсник, начал посещать лекции. Однако о школе, школьные товарищи, а в особенности подруги, не позволяли забывать.

Еще в середине учебного года, в школе, будучи десятиклассником, я начал встречаться с девушкой на класс моложе меня. Однако за чередой экзаменов наши отношения прервались на все лето. Но в сентябре, начав учебу в ВУЗе, снова встретил свою девушку, теперь уже десятиклассницу.

За лето она изменилась. Очертания фигуры стали более женственными. Из очаровательного подростка женского рода она за короткий промежуток времени превратилась в молоденькую сексуально привлекательную женщину. Особенно сексуально смотрелась круглая попка, которая раньше не привлекала моего внимания, да и грудки подросли. Изменилась и походка.

Не нравиться это не могло и сильно «заводило». Правда, закрались подозрения, а не связаны ли эти изменения с тем, что подруга уже с кем-то успела позаниматься сексом. Это подозрение испугало! Я вдруг понял, что для меня ее секс с каким-то другим мужчиной стал бы настоящей драмой! Получалось, что я ее ревновал? И, словно открылись глаза — она мне была дорога, желанна и я не хотел делить ее ни с кем!

Впрочем, ее ласковое отношение ко мне и то, что она, по ее же словам, считала себя моей девушкой, не давало повода усомниться в ее чувствах и добропорядочности…

Но кто их разберет этих женщин! Были веские причины подозревать их в коварстве и измене. Таким горьким опытом я уже обладал…

На мое восемнадцатилетие она пришла с подарком, уже не помню каким. Она для меня была сама, как подарок. Мать в этот день работала, день рождения приходился на будний день, а собирались мы отпраздновать его в субботу. Но моя девушка не захотела откладывать.

Помню, пришла она в куртке и короткой юбочке, чуть закрывающей ее трусики. Когда она сняла куртку, то оказалось, что на ней надета блузка, заправленная в коротенькую плиссированную юбку. Ее стиль навел меня на мысль, что это жжж, как говорил Винни, неспроста! Подумалось, что девушка решила подарить мне на мое совершеннолетие самое дорогое, что было у нее на тот момент. Я был готов к этому. Я хотел этого. Я намеривался стать у этой девушки первым и последним мужчиной, но…

События сложились совсем в ином ключе.

Когда дело дошло до жарких поцелуев, я подхватил ее на руки и опустил на диван. Сам лег рядом. И все шло хорошо до тех пор, пока я не полез под юбку. Впрочем, трусы и так виднелись. Но стоило мне положить на них руку, как девушка словно закаменела. Ее сильное неприятие происходящего я почувствовал почти физически. Я сразу остановился. Руки ее уже не обвивали мою шею, а лежали вдоль тела, глаза смотрели куда-то в потолок, а лицо затвердело. Она не сделала ни одного резкого движения, не оттолкнула мои руки, но я почувствовал ее внутреннее напряжение, категоричное отрицание моих устремлений, может быть, даже шок.

Я вскочил, как ужаленный. Меня душила обида и негодование на нее, но больше всего на самого себя, что ошибся. Ошибся в чувствах этой девушке к себе, приняв девичью влюбленность за Любовь. Было очень больно и стыдно…

Девушка все еще лежала на диване, не сделав ни одного движения. От этого мне стало еще горше.

- Вставай, извини, я подумал, что ты готова стать моей женщиной. Но я желаемое принял за действительное. Мне нужна женщина. Моя женщина. Ты, я понял, не готова к этому?

Девушка села на диване и никак не могла, видимо, уловить, о чем это я ей толкую. Только, услышав вопрос о не готовности стать женщиной, она покачала головой.

- Хорошо, не стану тебя больше пытать. Одевайся, и я провожу тебя домой.

Все также молча, девушка оделась, обулась, и мы вышли на улицу. Всю дорогу она хранила молчание и только искоса поглядывала на меня, словно видела впервые. А скажи она мне в тот момент:

- Милой мой, дорогой мой, потерпи. Я еще не готова. Мне и стыдно, и страшно. Я боюсь забеременеть. Дай мне закончить школу. Пойми меня. Все у нас будет, только немного позже…

И я бы понял!!! Потому что к тому времени она была мне дорога, как никто. И мне никакой другой женщины было не нужно. Я сам был девственником и не сильно стремился к близости с женщинами, не считая ее.

Но она не нашла нужных слов. Их у нее для меня просто не было. Невозможно найти необходимые слова, когда не любишь…

Кстати, уже потом осознал, что у меня в момент желанной близости с ней не возникло даже мысли о том, что она может забеременеть. Я нисколько не боялся этого! С другими подругами, Лидой, Людой и студенткой Олей, которые готовы были раздвинуть ноги, я не переступил черты, потому что подобные опасения преследовали меня постоянно. А проще говоря, их я не любил!

Доведя до дому, я не стал заходить с ней в подъезд. Поблагодарил за поздравление, попрощался и ушел.

Только через неделю она позвонила мне вечером. Но разговор не клеился. А когда я спросил ее о готовности стать моей женщиной, она ответила мне твердым отказом. После этого мы очень долго не общались…

Я, не называя, о ком идет речь, разговаривал со многими, почему так произошло? Естественно, советовался со старшими, более опытными людьми и с парнями, и с девушками. Ответы всех были однозначны — шестнадцатилетняя, почти семнадцатилетняя девушка уже достаточно взрослая, чтобы воспринимать секс с любимым, как естественное продолжение этих чувств. И если она не дала, значит, не любит или любит, но уже кому-то дала, а теперь боится, что это выплывет наружу. Вот то, что мне говорили все, кого я не спрашивал.

Не знаю, может быть, люди говорили мне то, что я хотел услышать, либо отталкивались от своего жизненного опыта, не знаю. Но мнения пятерых, более старших, познавших секс и любовь, свелись к однозначному выводу — девушка тебя не любит! И только одна из моих знакомых, с которой я мог позволить себе быть откровенным, высказала предположение, что девушка просто не готова к половым отношениям в силу своего воспитания. Впрочем, даже она, с высоты своего возраста, сомневалась, что в любви женщина может думать о своей невинности.

- Знаешь, — сказала она, — ты сильно не переживай. Живи полной жизнью. Если она все-таки любит, то рано или поздно позвонит. Не было бы это слишком поздно! А не позвонит, значит, любви не было. Гордость и Любовь — понятия не совместимые.

- Но, получается, что и я Гордость ставлю выше чувства…

- Прости, но ты ей фактически признался в своих чувствах, когда сказал, что хочешь, чтобы она была твоей первой и последней женщиной. Заявляя это, вольно или невольно, ты брал на себя определенные обязательства. И получил отказ. Она этого не оценила или поняла так, как хотела это понять. Или доверилась советам подруги, которая и аргументы привела достаточно убедительные, что «он тобой попользуется, а потом бросит или, а если залетишь, а он сам еще студент». В любом случае, когда девушка отказывает, значит, не любит, значит, разум преобладает над чувствами. Поэтому, либо она не способна любить вообще по складу своего расчетливого характера, либо не способна любить тебя. Какой из двух вариантов тебе больше подходит?

- Мудрая ты женщина!

- Нахал! Я всего на четыре года старше тебя и еще совсем не старуха…

- А мудрыми бывают только старухи?

- Как правило…

- Значит, ты исключение из правил.

- Льстец! Но мне это нравится.

Но прошло полгода, год и более, а девушка так и не позвонила. И я понял, что она так и не вышла со мной на уровень Любви. А поцелуйчики и обнимашки — это только девичья влюбленность, которая появилась и прошла. И в этом мне пришлось убедиться воочию через некоторое время.

Наступил май 1973 года. И я вновь встретился с прибалтиечкой, которая все еще работала нянечкой в нашей школе.

Встретился с ней с целью соблазнить ее, потому что поспорил. Оказалось, что соблазнить мать уже троих детей не сложно, особенно, когда муж в длительной командировке. Был небольшой период ухаживания, но на второй день после пляжа, она привела меня к себе в полуподвальное помещение, и мы согрешили. И я сразу «убил трех зайцев»! Наконец-то, кончил, кончил в ту женщину, в которую хотел кончить и выиграл спор. Правда, чуть не опозорился. Когда я уже «залез» на нее, то никак не мог попасть во влагалище, хоть плач! А когда попал, дернувшись раз, другой, сразу кончил. Словами не передать, что я испытал! Когда из члена впервые выплеснулась, как из шланга, сперма, все тело пронизало электрическим током, а в голове что-то взорвалось! Я был потрясен! Я был опустошен!

Подруга, однако, не расстроилась, а, сбегав подмыться, вернулась и, оценив по достоинству член, пригласила посетить ее вечером, часов в девять, когда она уложит детей спать.

Почти весь май я посещал этот полуподвальчик и дважды за вечер кончал в эту женщину. Странно, но сношалась она только в одной миссионерской позе. Ни орального, ни анального секса она не использовала. Зато запах от нее исходил… Запах ванили дурманил и вызывал желания, как можно дольше не слезать с этого великолепного тела. В первый раз она кончила только через неделю, но зато потом испытывала оргазм почти на каждой второй «палке». Приводил я ее и к себе домой, но что-то в квартире женщину не устроило. И она предпочла продолжать встречаться у себя. Понимал, что со своей девушкой половой акт приносил бы мне куда большее удовольствие, тем более когда она у меня и я у нее были бы первыми сексуальными партнерами. Но приходилось довольствоваться опытной женщиной, чтобы приобретать свой опыт.

Но командировка у мужа закончилась…

Все когда-нибудь заканчивается. Главное из всего извлекать уроки. Я извлек. Теперь мне не представляло труда потерпеть и не кончать сразу, как только член входил в женщину. О втором разе я мог вообще не беспокоиться. Я понял, что второй раз станет моим коронным «оружием» в сексе. Самый маленький лимит времени, отпущенный мне до второго оргазма, составлял, по меньшей мере, двадцать минут. Мало того, удалось добиться того, чтобы не кончать в женщину, когда этого не следовало делать. То есть процесс оргазма мне удавалось контролировать.

В том же месяце, направляясь к своей прибалтийской любовнице, по дороге к ней встретил свою первую любовь. Признаюсь, когда увидел ее, что-то екнуло под сердцем, но уже далеко не так, как бывало раньше в школе. Поздоровались, разговорились. Конечно, из вежливости или из чистого женского любопытства она поинтересовалась, как у меня дела. И я почему-то ответил, что от женщин нет отбоя. Не знаю, порадовало ее это мое сообщение или нет, но она посоветовала не разбрасываться чувствами. На что я резонно заметил:

- Знаешь, чтобы общаться с женщиной и получать от этого удовольствие не обязательно испытывать к ней чувства, достаточно того если она тебе просто нравится. Не более. А чувством, действительно, разбрасываться нельзя. Поэтому, зная, что могу и умею любить, я сохранил и берегу его для той, которой буду дорог не меньше, чем она мне. Однако пока такой не встретил. Поэтому пользуюсь тем, что есть. Набираюсь опыта. Не сидеть же на голодном пайке в ожидании чуда! Я не девушка на выданье.

Моя бывшая однокашница криво улыбнулась. Я знал эту улыбку. Она всегда так улыбалась, когда чей-то ответ ей не нравился или просто не устраивал. Возражать мне она не стала. То ли не нашла нужным, то ли логика моего ответа показалась ей достаточно аргументированной. Нет, она осталась при своем мнении, но, наверное, посчитала, что и моя позиция имеет право на существование. А, может быть, она подобный ответ уже слышала много раз от мужчин. Только после моего объяснения она перевела разговор на другую тему. Поговорили об учебе, а затем, когда исчерпали и эту тему, мы мило распрощались, и она пошла по своим делам, а я направился получать удовольствие от той, которая мне просто нравилась…

Наступила осень и на втором курсе в моей жизни появилось сразу две новых женщины. Одна звалась Татьяной. Это была та самая поклонница, с которой я познакомился еще в деревне.

Точнее, она появилась намного раньше, зимой, еще перед первой сессией, после фиаско с десятиклассницей, но как женщину я ее тогда не познал. Обошлись поцелуями. Почему она вдруг решила позвонить мне, не спрашивал. Может быть, тогда что-то зародилось в ее сердце, и она решила проверить реальность своих чувств, а, может быть, рассчитывая на будущее, захотела получить вместе со мной и московскую прописку. Не исключено, что девушке просто необходим был парень здесь в Москве, чтобы весело и с пользой проводить время, когда она раз в полгода приезжала сдавать контрольные и сессию в своем институте, где она училась на заочном отделении.

Весной, в самом конце мая, когда я только расстался со своей первой женщиной, наши отношения с Татьяной перешли в более серьезную стадию. Приехав сдавать очередную сессию, она продемонстрировала мне свою классную грудь и допустила ее поласкать. А вот осенью, в начале второго курса, приехав сдавать контрольные, не удержалась и раздвинула ноги. Правда, разыграла целый спектакль, где присутствовала сцена — лишение ее девственности. Конечно, никакой девственности у нее уже и в помине не было. «Товар» я получил подержанный, но вполне годный для дальнейшей эксплуатации.

Может быть, здесь я довольно циничен, но не люблю, когда меня держат за лоха. Однако справедливости ради следует сказать, что если лицом она не была красавицей, то фигура у телочки была прекрасна! Шея, плечи, грудь, талия, попа, ноги были близки к совершенству. Все в ней было пропорционально. Скажу больше, в ее теле присутствовала гармония, которая присуща древнегреческим скульптурам. Даже ее не слишком раздолбанная писечка вызывала эстетический восторг!

Впрочем, что ее пялит кто-то помимо меня не сомневался ни минуты. Поскольку с каждой нашей встречей опыта и раскрепощенности в сексе у нее прибавлялось и прибавлялось.

Хотя ничего плохого, кроме хорошего, о Танюше не могу сказать. Она меня устраивала по всем статьям. В сексе была и агрессивной, и ласковой. Принимала и медленный темп, и бешенный. В сексе со временем преодолела большинство комплексов, хотя раз, попросив распечатать свою классную попу, больше к аналу не возвращалась. Позже призналась, что было очень больно и болело долго. Однако во всем остальном шла на любые эксперименты, как оральные, так и вагинальные. С ней, как и с другой женщиной, я «шлифовал» и оттачивал умение творить кунилингус, почувствовав в нем сильную потребность у женщин и, осознав, что с его помощью я обретаю власть над многими из них. В наши редкие встречи мы не отказывали себе ни в чем. Нам нравилось. Наверное, поэтому наши отношения длились долго — до защиты моего диплома.

На том же курсе я впервые начал трахаться со взрослой женщиной, которая была старше меня на двадцать с лишним лет. Ею оказалась подруга детства матери. Баба она была ушлая. В ее поведении, в том, как она одевалась и раздевалась, чувствовалось в ней блядское прошлое, которое, как известно, с годами не проходит, а только усиливается, особенно, когда женщина понимает, что еще несколько лет и все! Лоно начнет высыхать, желания начнут пропадать, да и сама она внешне станет совсем непривлекательной для мужчин.

Впервые я обратил на нее внимание, как на женщину, в двенадцать лет, после нашего совместного похода на пляж. Тогда она, конечно, выглядела молодой и соблазнительной для всех окружающих ее мужчин. Ей уже тогда было далеко за тридцать, но выглядела она значительно моложе своих лет. К тому же, наличие маленькой дочки, которую она родила по тем временам довольно поздно и, которой на тот момент едва исполнилось девять лет, как бы подтверждал ее статус молодости. Мужа ее я почти не знал. Он был довольно высокопоставленный чиновник и часто мотался в командировки, поэтому я видел его раза два-три в дни праздников, а в остальное время наши встречи ограничивались только ее персоной, или она появлялась в сопровождении дочки.

В тот раз она пришла одна и произвела на пляже фурор своим цельным купальником, который муж привез ей из зарубежной поездки. На ее отменной фигуре он сидел, как влитой, подчеркивая женские прелести. Тогда я впервые заметил, обращенные к ней жадные, раздевающие взгляды мужчин, на которые, чувствуя их, она, казалось, не обращала внимания. Однако своим мальчишеским чутьем я уловил, что женщина упивается их вниманием. Но тот день стал для меня отправной точкой сексуальной фантазии не из-за пляжа. Потому что после купания, переодевшись, мы втроем нашли укромную полянку в лесу, где решили поиграть в бадминтон. Сыграв несколько сетов, женщины, мать с подругой, запыхались и, пользуясь отсутствием людей, решили раздеться. Скинув платья и юбки, не принимая меня в расчет, они остались в лифчиках и трусах, чувствуя себя вполне комфортно.

До сих пор помню розовые полупрозрачные шорты-трусы, сидевшие в обтяжку на подруге матери! В них она показалась мне еще более сексуальной, поскольку трусы подчеркивали каждую складку ее тела, попу, бедра и промежность. Она довольно четко выделялась впадинкой от самого лобка, уходя ей под живот. Я сразу обратил на эту впадинку внимание, как только она сняла с себя юбку. В дальнейшем, играя с ней, ловил себя на том, что не могу отвести глаз от этого места. В результате я часто пропускал ее удары, а когда она не приседала, а нагибалась за упавшим воланом, поворачиваясь ко мне задницей, я даже отводил взгляд, чтобы мой набухший член не встал в полный «рост».

С этого дня я желал эту женщину также сильно, как и свою сексуальную учительницу.

А в четырнадцать лет я увидел подругу матери обнаженной, правда, в свете луны. В тот день я приехал к ним в «хрущебку», которая досталась ей от ее умершей матери. Муж подруги матери, хоть и был чиновником высокого ранга, но в то время еще не имел своей жилплощади, поскольку изначально москвичом не являлся. Родился он на Украине в городе Днепропетровске и «пошел» вверх по карьерной лестнице только с наступлением Брежневских времен. Квартирка была двухкомнатная, но малогабаритная, с маленькой кухонькой, с совмещенным санузлом. Да и сами комнатки с низкими потолками производили впечатление каких-то каморок.

Приехал к ним под вечер с расчетом, что утром следующего дня, мы втроем: я, ее дочка и она сама, — поедем в однодневный круиз на теплоходе. Поужинав, посмотрев телевизор, мы разошлись по койкам. Мне отвели место в комнате, из которой просматривалась часть коридора, кухня. Между комнатой и кухней располагался санузел. Ее дочка и подруга матери легли в спальне. Точнее легла девочка, а ее мать какое-то время провозилась на кухне и только после этого стала готовиться ко сну. На свою беду я никак не мог заснуть на новом месте, да и свет с кухни и возня хозяйки на ней, не способствовали тому, чтобы я мог заснуть.

Поэтому к моменту, когда свет на кухне погас, а женщина пошла принимать ванну, я не спал. Как на мой счет решила подруга матери, не знаю, но, находясь в проеме кухни, она скинула с себя халат и сняла лифчик, повесив их на спинку стула, который стоял рядом с окном. Затем обошла кухонный столик и нагнулась, беря с табуретки то ли ночную сорочку, то ли комбинацию. Проходило все это в лунном свете, и мне отчетливо были видны ее средней величины груди, и особенно отчетливо я их разглядел, когда она, находясь ко мне в профиль, нагнулась, беря сорочку. Груди отделились от тела и повисли смачными грушами, а на этих грушах выделялись крупные и длинные соски, которые безумно захотелось взять в руки и целовать, целовать, целовать…

В этот момент я готов был сорваться с кровати и…

Член стоял в готовности «номер раз», но я не посмел…

Уснул только под утро.

И вот так случилось, что почти подобная ситуация повторилась через много лет, но уже в их новой двухкомнатной квартире с улучшенной планировкой. К тому времени обе подруги решили поженить своих детей. Но если дочка подруги матери вроде была и не против раздвинуть мне ноги, то я совсем не горел желанием вставлять ей свой член. Однако желание вставить член ее матери, несмотря на ее годы за сорок и то, что мне готовы были дать женщины намного моложе, осталось.

И желание вставить одной, на что я совсем не рассчитывал, боролось с сильным нежеланием оказаться между ног у другой, что было вполне реально. Поэтому я долго не соглашался ехать к ним в гости, тем более одному, находя различные причины. Но в этот раз, поддавшись на очередные уговоры матери, я, скрепя сердцем, поехал. Поводом стало оказание помощи в перемещении грузов на дачу, которую они недавно построили под Москвой. Глава их семейства по обыкновению отсутствовал, находясь в очередной загранкомандировке, поэтому роль грузчика любезно предоставлялась мне.

В мои задачи входило помочь «слабым» женщинам сначала разобрать старую кровать, перенести ее части в машину, которую им предоставили с работы мужа, погрузить другие пожитки в идее тряпья, склянок, банок и каких-то иных старых вещей, а затем все это разгрузить и собрать уже на даче. Поскольку было начало сентября, и ее дочка уже начала учебу, в отличие от меня студента-оболтуса, подруга матери попросила, чтобы я приехал к ним в четверг вечером и заранее разобрал кровать, чтобы утром в пятницу, когда девушка уйдет в школу, я помог бы одинокой «пожилой» женщине и со всем остальным. Поскольку машину ожидали во второй половине дня к моменту, когда дочь вернется с занятий, просьба показалась мне обоснованной.

Одним словом, я согласился и приехал к ним к семи вечера. Встретили меня радушно. Однако на разговоры я не стал терять времени, а сразу же приступил к работе. Разбирал я кровать аккуратно, помечая ее части, чтобы потом легче было собирать. К девяти вечера, благополучно справившись с работой, я поужинал вместе с хозяйками. За едой успел похвалить их новую квартиру, поинтересовался у девушки, каково ей в роли десятиклассницы и куда она собирается поступать после школы. Разговор шел непринужденно, все друг друга хорошо знали и относились по-доброму. К тому же, девушка мне нравилась, как человек, потому как была покладистой и доброй. В ее характере отсутствовала стервозность, как у большинства москвичек ее социального статуса. Однако как женщину, с которой бы лег в постель, я ее не воспринимал. Нет, она не была страхолюдиной. Девушка выглядела симпатичной и даже привлекательной, но она мне не нравилась. Вот и все.

Отужинав, легли спать. Правда, когда готовились ко сну, показалось, что подруга матери прям сейчас готова подложить мне свою дочь в постель. И обязательно зафиксировать, как я сломаю ей целку. Подозревая женщину в столь «благом» желании, я прикинулся, что устал и хочу спать. Может быть, это меня и спасло…

Заснул я быстро. Проснулся, чувствуя на себе чей-то пристальный взгляд. Осторожно приоткрыл глаза и увидел над собой женщину, взгляд которой был прикован к моему паху. Дело в том, что некоторое время назад я стал спать обнаженным, а поскольку мне для сна отвели отдельную комнату, не стал изменять своей привычке. Я даже подумать не мог, что кто-то из хозяек зайдет ко мне спящему. К тому же, спал под простыней. Однако под утро во сне я раскидался, и одеяло в данный момент закрывало только ступни моих ног, в то время как все остальное тело было открыто чужому взгляду. И, конечно, как обычно утром, у меня случился «стояк». Именно на нем и зафиксировалось внимание женщины. Именно поэтому она и не заметила, что я проснулся и пристально разглядываю ее. А разглядывать было что!

Стояла она впритирку к моему изголовью. Кровать, на которой я спал, была без спинки. Поэтому снизу мне открылся вид, от которого захватило дух и снесло «крышу», потому что под короткой прозрачной ночной сорочкой женщины и накинутом на нее почти таком же коротком прозрачном халатике, привезенным ей мужем из Германии, трусиков не наблюдалось. А наблюдалась ее «мохнатка». Впрочем, волосы покрывали только лобок. А так как она стояла, раздвинув ноги на ширину плеч, то ее интимная зона отчетливо просматривалась на всю глубину до попы. «Пирожок» у женщины порадовал меня своими ровными набухшими половыми губами, которые влажно поблескивали в утреннем свете солнца, лучи которого пробились сквозь материю тонкой сорочки.

Однако если бы женщина только посмотрела и ушла, я бы не решился на дерзкие действия. Но подруга, повернувшись ко мне в & № 190; профиля, полезла рукой себе под сорочку, то и дело поглядывая на торчащий член. В полной уверенности, что я еще сплю, она начала мастурбировать, поглядывая на «стояк» через плечо сверху вниз. Вскоре мастурбация привела к тому, что дыхание женщины участилось и стало тяжелым. В этот момент я и начал действовать.

Мои руки, которые подруга не могла видеть, увлекшись процессом, осторожно приблизились к ее бедрам. И, воспользовавшись моментом, когда она от получаемого кейфа наклонилась вперед, я крепко схватил их и мягко потянул женщину на кровать, усаживая ее всей зоной от писи до клитора себе на лицо. То ли от неожиданности, то ли от обуявшего ее желания, подруга, вскрикнула, но воспротивиться не успела или не смогла, или не захотела. По ее телу пробежала дрожь, и она послушно осела, припав своими половыми губами к губам моего рта. Мой язык моментально проник к ней в мокрющее влагалище. От такого «французского поцелуя» подруга замлела. Ее ноги автоматически, словно ждали этого, раздвинулись. Влагалище раскрылось еще больше, тогда я засунул туда свой язык насколько мог.

Она от моих смелых и страстных действий охнула, но что-либо попытаться изменить, не решилась.

Стареющие бабы любят молодых парней. На кончиках их членов бьется жизнь, из них фонтанирует энергия. Это подпитывает стареющий женский организм и продлевает моложавость кожи. Единственное, что часто останавливает стареющих подруг — это общественный резонанс. Правда, косые и завистливые взгляды знакомых и «подруг» только подталкивают женщину отдаваться и отдаваться молодому любовнику. И завистницам остается повторять вслед счастливым женщинам только одну фразу: «Потянуло на молодых, значит, стареет…»

Положение, в котором она оказалась, произвели на женщину неизгладимое впечатление. Она так громко застонала, так задрожала всем телом и так яростно вмяла мою голову в подушку, что стало очевидным, что до меня ей такого сладострастия никто не доставлял. Интуитивно я стал находить пути к пикам ее чувствительности, пустив в ход руки и даже нос, наслаждаясь женским запахом страсти и желаний. Однако в порыве наслаждения женщина, ерзая своим клитором и влагалищем, и даже попой по моему рту и носу, забыла о том, что я должен дышать. Впрочем, я быстро приноровился к своему положению и, хоть через раз, но получал доступ к воздуху. Я вложил в ласки все свое многолетние желание обладать этой женщиной, о которых раньше мог только мечтать. Однако я не успел выложить все свои «козыри». Подруга начала кончать. Своих эмоций и чувств она не стала сдерживать. Кончила бурно и громко.

Однако в отличие от известной мне другой, моей первой женщины, не пыталась соединить или скрестить ноги. Я тогда еще незнал, что следует продолжать, чтобы довести подругу до умопомрачения. Но и того, что случилось, хватило в полной мере, чтобы женщина смирилась с неизбежностью случившегося, расслабилась и теперь видела во мне мужчину, которому хочет отдаваться, получая мгновения сладострастия. Когда ее оргазм закончился, женщина, не слезая с меня, откинулась назад к моему торчащему члену, предоставив моим глазам рассматривать свои прелести между ног в деталях, как бы вверяя все сокровенное и интимное в полное мое распоряжение.

- Боже, что мы с тобой совершили! — ужасаясь и радуясь, скорее, радостно ужасаясь, ухватившись за мой член, произнесла, наконец, подруга матери. — Как же нам теперь быть? Я более не смогу после этого спокойно общаться с подругой, твоей матерью.

- Почему? — искренне удивился я.

- Как же ты не понимаешь! Выходит, что я совратила ее сына!

- Ах, бедный я, несчастный! Такого маленького мальчика, невинного душой и телом, совратила коварная и развратная тетя…

Самое интересное, что весь наш разговор происходил в позе 69, которую мы и не подумали менять. Поэтому взгляд подруги и все ее слова были обращены к головке моего члена, а я вещал в ее вагину, от которой вновь стал исходить запах течной самки.

- Тебе смешно? Ты издеваешься над взрослой женщиной, которая не смогла устоять от соблазна?

- Так я не понял, кто кого соблазнил?

- Я соблазнила тебя, не в силах устоять перед твоей молодостью и стойкостью.

- Твоя трактовка ситуации принимается, но не слишком ли долго длится наш разговор?! Я, например, чувствую, что лежащая рядом женщина готова, чтобы ее снова соблазнили и приласкали.

- Я только «за» всеми своими дырочками и щелочками, но я привыкла отвечать добром на добро…

И подруга матери без лишних слов начала делать минет. В минете подруга толк знала. Сосала, лизала и заглатывала член она со знанием дела, доставляя острое наслаждение и желание вывернуть ее наизнанку. Чтобы удобнее контролировать весь процесс, ей пришлось перевернуться на живот. При этом подруга широко раздвинула ноги, давая моим глазам возможность любоваться своей пиз…ой и жопой.

Вид пухлых, наполненных кровью половых губ и двух приоткрытых дырочек, снова заворожил меня. Не ожидая, когда ее минет получит свое развитие, я активно стал работать тремя пальцами, сложенными «клювом». Первые проникновения «клюва» во влагалище сразу же достигли желаемого эффекта. Женщина «завелась».

Мало того, подруга старалась, чтобы мои пальцы, засунутые туда, зашли как можно глубже. Неожиданно, вынув изо рта член, она спросила:

- Ты разве не устал?

- Отчего? Я даже не кончил. С какой радости мне уставать!

- А ты хочешь кончить в меня?

- Жажду!

После моего признания, подруга привстала на колени, задрав попу кверху. Я понял, в какой позе она хочет продолжить наш секс. Выбрался из под нее, и прислонив головку ко входу во влагалище, подался вперед. Головка раздвинула большие половые губы промежности и стала медленно проникать внутрь, превращая небольшую мягкую и мокрую розовую щелочку в отверстие. А затем головка провалилась в образованное ей отверстие, увлекая за собой все тело члена до самого основания. Я специально вставлял член медленно, чтобы запомнить эти секунды торжества навечно. Но получилось, что я не только послужил себе, а и доставил большое удовольствие своей партнерше, которой очень понравилось медленное в нее проникновение.

- О, Господи, как хорошо! Продолжай, продолжай. Только не спеши, — проговорила она.

Я только порадовался ее словам, потому что подобное открытое и доступное положение женской вагины со своим вставленным в нее членом не наблюдал еще ни разу, поскольку с прибалтиечкой мы трахались только в миссионерской позе. И, что особенно радовало, мне снова не приходилось осторожничать и бояться, что эта женщина от меня может забеременеть.

Эта поза был настолько сексуальна, как физически, так и психологически, что понял — долго не продержусь! И, действительно, быстро кончил. Сделав, наверное, десять медленных проникновений, почувствовал, что готов «взорваться». Не в силах более сдерживаться я последним движением резко загнал в женщину член и стал извергать в нее сперму. Одновременно с извержением из моего горла вырвался рык зверя, удовлетворенного победой над жертвой.

Дав мне слить в себя все до последней капли, подруга мягко освободилась от моего естества и ушла в ванную подмыться, пояснив:

- Чтобы, не дай Бог, не забеременеть от такого молоденького мальчика.

Выйдя освеженной и обнаженной, она показалась мне моложе своих сорока с хвостиком, словно сбросила с себя сразу десяток лет. Глаза блестели от удовольствия, а губы то и дело раздвигались в загадочной улыбке. К тому времени, когда партнерша выбралась из ванной, я уже оклемался от пустоты в теле и голове, возникшей в результате оргазма. Однако двигаться не хотелось.

Понаблюдав за мной, женщина решила воспользоваться моей «беспомощностью». Она присела рядом и, взяв в руки мошонку с членом, принялась внимательно разглядывать их со всех сторон, изучая каждую вену, каждую жилку. Заворачивала она и кожицу, трогая «уздечку». Осторожно потрогала и каждое яичко, а затем, приподняв член вверх, стала целовать их вместе и каждое в отдельности. Проделывала все это женщина нежно, но затем не удержалась и заглотнула их, затягивая в засос. От неожиданности я охнул. Подруга сразу же прекратила засос и спросила:

- Больно?

- Нет. Скорее, неожиданно.

- Ладно, не пугайся, не откушу, — пошутила она. Затем плотоядно прищурилась и добавила, — хотя ну, очень хочется!

Я хмыкнул, показав, что оценил ее шутку. Тем временем, партнерша перешла к ласкам члена. Сначала ее ласки были просто приятны, но со временем, по мере нарастающего возбуждения, они превратились в острые ощущения, от которых невозможно было не стонать. И я стонал, иногда даже вскрикивал, что добавляло возбуждения даме. Впрочем, я ее понимал…

Через пять минут после начала ее ласк, мой конец был готов вонзиться в любую писю (о попе я тогда и не помышлял). И вонзился в ту, которая оказалась рядом.

Женщина оседлала меня, сев ягодицами на свои пятки, и начала двигаться на члене, медленно покачиваясь, отклоняясь назад, наклоняясь вперед, находясь, словно в седле. Думая, что я быстро кончу и в этот раз, она совершала движения, получая удовольствие, чувствуя в себе инородное, но ставшее источником наслаждения, тело. И на каждое его касание, каждое подергивание, каждое глубокое проникновение, ее чувственная вагина отзывалась сладострастным признанием.

Но подруга ошиблась в расчетах. Я не кончил, зато она разразилась оргазмом. Когда женщина почувствовала, что начинается «разрядка», она попыталась соскочить с меня, но я не дал этого сделать, ухватив ее руками за бедра и продолжая засаживать в нее член. Подобного партнерша не ожидала, но прервать оргазм уже не могла. Ее влагалище сузилось, матка начала вибрировать, и движущийся член только добавил остроту ощущений. В диком экстазе подруга закричала, но экстаз не заканчивался.

- Милый, хороший мой, что ты со мной делаешь! — в крике запричитала она. — Я сейчас умру, умру, умру!!! — крик ее сорвался на вой, а я продолжал наяривать, желая тоже успеть кончить.

В результате я так и не кончил, но и женщина не умерла.

Ее затянувшийся оргазм стал сходить на нет. Но обессиленная и опустошенная от пережитого, подруга, буквально упала на меня в изнеможении. Лежа целиком на мне с раздвинутыми ногами и воткнутым в вагину членом, она тяжело дышала и молчала. Правда, скоро начала оживать. Шевельнулась и «неожиданно» для себя обнаружила, что в ее писи располагается стоячий член.

- Ты его так из меня и не вынимал? — поинтересовалась она.

- А зачем? Или тебе нравится, когда я его из тебя вынимаю, а затем вставляю? Пожалуйста, сейчас исполним…

- Нет, нет, нет! — запротестовала подруга. — Это я просто так спросила. Пусть он там приживается. Теперь она его постоянная «девочка».

«Как же постоянная! И в особенности девочка!» — подумал я, но вслух не стал иронизировать…

За сексуальными «играми» не заметили, как пролетело время. Однако я так больше и не кончил. Партнерше посчастливилось разразиться оргазмом еще дважды. Но, несмотря на испытанные наслаждения, женщина вовремя вспомнила о скором возвращении дочери из школы и о машине. Пришлось срочно выбираться из постели. Правда, я попросил, чтобы она пока не надевала трусики, мало ли, что…

Обозвав меня ненасытным сексуальным маньяком, подруга трусики все же не надела. И правильно сделала! Уже через десять минут я почувствовал непреодолимое желание вставить ей снова. И вставил, распялив ее на кухонном столе. И кончил! Едва женщина успела выйти из ванной и заняться узлами с пожитками, как вернулась ее дочь.

А скоро подали и машину…

Весь второй курс мы периодически трахались с ней. Чаще она приезжала ко мне домой после работы на два, а то и три часа, однако раза два или три пришлось заниматься сексом у нее дома. Ей я впервые вдул и в попу, и, наконец-то, кончил в рот. Эта зрелая женщина, конечно, баловала меня своим вниманием и безотказностью. Но и я не оставался в долгу, радуя ее своей стойкостью и постоянным необузданным желанием удовлетворить женскую фантазию и похоть.

Но после года секса наши отношения пошли на убыль, а затем и совсем сошли на нет. Никто и никогда не заподозрил, что мы состоим в близких отношениях. Никто и потом не догадывался о нашей сексуальной связи. Никто не знает об этом и до сих пор.

Пролетел еще один учебный год, и я перешел на третий курс. Все реже и реже я вспоминал о своей школьной подруге, отвергнувшей меня. Однако Москва тесный городок.

На третьем курсе комсомол предложил мне организовать и возглавить оперативный отряд факультета. С желающими вступить в отряд проблем не было. Постепенно часть отряда стала заниматься внештатной работой в БХСС, сейчас УБЭП. В те времена оперативные отряды и народные дружины получили довольно широкое распространение в крупных городах. Кроме институтских отрядов, существовали и районные оперативные отряды, которые имели даже свои помещения. С одним из таких отрядов, мы проводили рейд по овощехранилищу, отлавливали «несунов». Такие рейды были малоэффективны, но нервов требовали железных. Вот после одного из таких мероприятий, мы злые и замерзшие, была глубокая осень, ввалились поздно вечером толпой в помещение районного оперотряда. И я не поверил своим глазам. Нас встретила та самая девушка. Только она была не одна. Вместе с ней нас встретил командир этого отряда. Через полчаса я понял, что мою бывшую десятиклассницу и этого командира связывают не только служебные отношения. А скоро эта парочка удалилась в одну из комнат, откуда через минуту послышался женский смех, возня, затем все замолкло, а через десять минут из комнаты «вывалилась» подруга, красная как рак, слегка помятая, но очень довольная.

«Вот, значит, кого ты мне предпочла» промелькнуло у меня в мозгу и стало так противно, больно и обидно, что я, воспользовавшись моментом, постарался скорее уйти оттуда. Выбравшись на улицу, я вдруг осознал, что все эти годы питал надежду, на то, что девушка в тот раз не дала мне, испугавшись произвести впечатление легко доступной. Но после того, что я увидел, мои сомнения развеялись. Я понял, что она была доступной или стала доступной, но только не для меня. И, конечно, сообщать об этом мне или хотя бы позвонить и намекнуть, что, наконец, созрела для серьезных отношений, она не посчитала нужным. Зато, увидев меня, реально продемонстрировала, кто ее интересует и кому она отдала предпочтение…

И, когда я увидел, кого она выбрала, боль отступила, но обида усилилась. К обиде прибавилось и разочарование…

Впрочем, для меня это явилось еще одним уроком на тему — «каждому свое». Во всяком случае, с этой девушкой или, скорее всего, уже с женщиной, меня теперь связывало только горьковатое воспоминание и не сбывшиеся надежды. «Успокаивало» только одно, что я прошедшие годы не довольствовался ролью обиженного и отверженного мальчика, не терял напрасно время в ожидании, когда моя девушка поймет, что с каждым годом мы отдаляемся друг от друга все дальше и дальше. «Успокаивало» и то, что я оказался прав в отношении ее чувств ко мне. Но это «успокоение» принесло с собой безразличие к ее судьбе, и безразличие к тому, что мы у друг друга уже никогда не станем первыми…

Однако, как показали годы, я ошибался. Чувство — это энергия. А энергия, как известно, не возникает из ниоткуда и не исчезает в никуда. Чувство — вещь материальная и его, оказалось, можно консервировать. Правда, обида не прошла, осталось и недоверие…

Третий курс оказался для меня самым тяжелым. После первой сессии я остался без стипендии, потому что завалил экзамен по ТММ. «Тут моя могила» — именно так называют студенты предмет, который на самом деле носит название «Теория машин и механизмов». Я этот предмет так и не познал. Видимо, не дано. Правда, он мне, к счастью, и не пригодился в жизни. Хотя, какое-то время из-за этого, чувствовал себя ущербным…

Зато во втором семестре, удалось залезть на симпатичную подругу из Челябинска. Когда я ей засадил в первый раз, она, оправдывая отсутствие своей невинности, пыталась повесить мне на уши историю об изнасиловании по дружбе. Однако я успокоил ее, сказав, что мне «до фени», с кем она там успела переспать. После моих слов, она сразу успокоилась, а я быстро кончил. После первого перепиха наша сексуальная жизнь с ней перешла в фазу «медового месяца», когда количество сношений, обычно, значительно превышает среднестатистические показатели сексуальных контактов, но этот месяц у нас с ней затянулся на все лето. Женщину звали Ирина. В отличие от Татьяны она была ярко выраженной провинциальной хищницей, которая правдой и неправдой стремилась приземлиться в Москве. Но еще она не была лишена и тщеславия. Ее муж должен был входить в элиту общества, не важно какого: спортивного, медицинского, военного или социального. Поэтому чего-то серьезного с ней я не планировал. Зато с Иркой я получал удовольствие от разнообразия поз и видов секса.

Снимала она квартиру вместе с подружкой Лизой тоже из Челябинска, невысокой пухленькой девушкой, работающей на Московском хлебозаводе. Квартира находилась недалеко от моего дома и рядом с институтом. Родители Иры хорошо зарабатывали, так что в деньгах она не нуждалась. С апреля я практически переселился к ней в постель. Но сексом мы занимались и на природе, и в институте, и у меня дома, и даже в подъезде. Она шла на любой секс, но больше ей нравился оральный, когда от сладострастия она так начинала стонать, что Лизка, как она мне призналась, не могла заснуть от застилавших мозг фантазий.

Меньше всего ей поначалу нравилось, когда я начинал долбить ее в очко. Но однажды она, неожиданно для себя кончила, да так бурно, что долго не могла понять, как такое могло получиться. После этого, чтобы понять, наверное, она стала практиковать анальный секс часто. И не редко кончала. В рот я Ирке не кончал, потому что мастерства отсасывать ей недоставало, а вот в попу я спускал с удовольствием и без боязни, что подруга забеременеет. У нас с ней так и повелось. Первую палку я кидал ей в задницу и кончал, а вторую, после долгого орала, загонял во влагалище и позволял на мне прыгать до того момента, пока она не начинала биться в оргазме. Практически за ночь Ирка кончала три-четыре раза, не считая утренних и дневных оргазмов. Уверен, что ни с одним своим еб…ем она такого не испытывала. Понимая, что качать права со мной бессмысленно, она не устраивала сцен ревности и смотрела сквозь пальцы на мои увлечения.

Когда Ирка уехала как-то в Челябинск, мне, на следующий день после ее отъезда, вечером позвонила ее соседка по съемной квартире и попросила придти. Я пришел. Лиза встретила меня в прозрачной сорочке, сквозь которую просвечивалось голое тело девушки. Я не дал ей долго себя уговаривать, разделся и залез на подругу, но здесь началось самое интересное. Лиза стала активно сопротивляться тому, чтобы член вошел в нее, уверяя меня, что она целочка.

- И я, лежа между твоих голых ляжек, касаясь членом твоей дырки, должен расплакаться и просить у тебя прощения? Я тогда не пойму, зачем ты меня звала, зачем встретила в прозрачной сорочке или как там эта фигня называется?

- Мне страшно, мне сказали, что будет больно, пойдет кровь…

- А раньше ты этого не знала? И ни одна из подруг или приятельниц по техникуму, который ты закончила, тебе об этом не говорили?

- Ну, я слышала, но рассказывали не мне…

- Да какая хрен разница кому это рассказывали! Я, парень, это слышал, а ты девушка, которой за двадцать слышала, но, что? Не верила, не осознавала, а когда я уже практически засунул в тебя член, осознала?

- Милый, дорогой мой, прости! Я не знала, что мне станет так страшно…

- Знаешь, ты мне больше не звони и не зови…

Я быстро оделся, благо было лето, и ушел. Конечно, она позвонила на следующий вечер и начала что-то говорить, но я бросил трубку. Потом, когда вернулась Ирка, Лиза пыталась остаться со мной наедине и объясниться, но всякий раз у меня находился предлог избежать ее объяснений. Такого я не прощал.

Зато, когда к моей подруге на недельку приехала младшая сестра, Оля, очень красивая девушка, я соблазнил ее. Или она меня. Правильнее будет, наверное, сказать — соблазнились.

Соблазнению предшествовал случай, который произошел, когда мы втроем поехали то ли в усадьбу Коломенское, то ли еще куда. Гуляя, Ольга увидела плоды каштанов и захотела достать один из них. Но плоды висели высоко, и как я не старался, но допрыгнуть до них не смог. Тогда сестры сообразили, что если я подниму Ольгу, то она сможет дотянуться до самого нижнего из них. Ирина, вследствие своего маленького роста, этого сделать не могла. А Ольга была высокой, и по визуальной прикидке ей удалось бы добраться до желанного объекта. Правда, для этого я должен был ухватить Ольгу руками под колени. Риск, что девушка потеряет равновесие при таком низком захвате, безусловно, был. К тому же, на ней было очень короткое и тонкое летнее платьице, что не могло не смущать меня.

Понимали это и сестры. Однако Ольга презрела этот факт и заявила, что готова рискнуть. Моя подруга не возражала, и я, обхватив ноги ее сестры, стал осторожно поднимать девушку. Голову я отвернул в сторону, чтобы не подсматривать под подол Ольге, хотя испытывал сильное желание узнать, какие трусики она на себя нацепила. И все бы обошлось, но тут подруга в моих руках зашаталась и стала терять равновесие, наклоняясь назад. Я инстинктивно повернул голову и качнул ее тело на себя. Мало того, Ольга, тоже инстинктивно, в поиске равновесия, несмотря на захват, раздвинула ноги. Все это произошло быстро и одновременно. Зато результат был ошеломляющим! Мое лицо оказалось у нее под платьем, а нос уткнулся ей чуть ниже лобка между разведенными ногами. Конечно, я оценил, что она надела белые трусики, но главное в этом пикантном положении был ее запах, который выдал страстное желание подруги. Однако удивило не это, а то, что в этом запахе я почувствовал что-то знакомое, далекое, но знакомое. И вспомнил. К запаху ванили моей первой женщины примешивался запах целочек моих школьных подруг в начальных классах, которые в свое время удалось перетрогать в достатке.

Однако Ольга, почувствовав лобком опору, своего добилась, достала то, что хотела. Но, когда я поставил ее на землю и вытащил-таки свой нос из под ее платья, заметил, что случившееся взволновало девушку. Ирку это лишь позабавило.

- Ты такой возбужденный, словно понюхал наркотик, — заметила она, умирая со смеха.

- Конечно. И этот наркотик очень похож на твой, только свежее, — поддел ее я, не желая оставаться в долгу.

Ночевать у Ирки в этот день не остался, как она меня не уговаривала, резонно заметив, что у нее завтра зачет.

- Да сдам я этот зачет, — заверила меня подруга.

- Это каким же местом? — поддел я ее.

- Каким нужно, таким и сдам. Пусть тебя это не волнует, — ничуть не смутившись, ответила девушка.

И все же я у нее не остался. А на следующий день заявился к девчонкам на квартиру в половине первого, посчитав, что время зачета уже должно закончиться. Но ошибся. Дверь отворила Ольга. Она в коротком домашнем халатике показалась мне еще красивее, чем вчера. Поздоровались.

- А сестры еще нет, — известила она меня, впуская в квартиру.

- Ничего, подожду, — сообщил я ей. — Надеюсь, в обществе такой девушки, как ты, скучать не придется.

Мило улыбнувшись на комплимент, подруга продефилировала мимо меня, виляя красивой задницей из которой росли длинные и стройные ноги, и вошла в комнату. Я, на мгновение обалдев от подобной картинки, быстро прошел за ней и, не удержавшись, легонько шлепнул ее по ягодице.

- Хулиган, — обернувшись, с улыбкой игриво проговорила она и тут же поинтересовалась, — что, нравится?

- Не то слово! — не стал скрывать я.

- Лучше, чем у моей сестрички?

- Трудно сравнивать под одеждой, — нагло ответил я.

Тут она без лишних слов расстегнула и сбросила халатик. Наклонилась вперед и требовательно повторила свой вопрос.

- А сейчас?

Когда она снимала халат, я заметил, что на девушке нет бюстгальтера. Но вид ее круглой идеального размера и формы попы, облаченной в трусики мини-бикини, заставил забыть о такой мелочи, как женский насисьник. Я глаз не мог оторвать от открывшегося вида!

- Так я жду оценки! — настаивала Ольга, не разгибаясь.

Ее голос привел меня в чувства, но, казалось, я потерял дар речи. Оглянувшись и увидев мой восторг, подруга не стала настаивать на ответе, но решила добить меня окончательно.

- Хочешь потрогать?

Я молча кивнул и как завороженный приблизился к этому совершенству на расстояние вытянутой руки. Ольга терпеливо ждала моих дальнейших действий. Зомбированный ранее невиданным мной совершенством линий и изгибов женского тела, я, как во сне, протянул руку и дотронулся до ее попы, обтянутой трусиками. Женские трусики показались очень приятными на ощупь, мягкими даже нежными. Меня словно пробило током. Нежность ткани возбудила и вернула в реальность. Я почувствовал сырость в своих трусах. А моя рука в это время, погладив одну половинку попы девушки, решила перебраться на другую. Но отрывать руки от подруги я не собирался и, перебираясь, естественно, рука попала в ложбинку между ягодиц. И эта ложбинка была вся мокрая! Ольга текла! Пальцы, продолжая трогать промежность, нащупали дырочку, из которой толчком выделилась новая порция горячей влаги. Я непроизвольно отдернул руку и поднес ее к носу… и впал в прострацию. Запах жидкости заполонил сознание от нахлынувших воспоминаний…

Реальность вернулась только тогда, когда почувствовал, что кто-то дергает меня за брюки на уровне пояса. Посмотрев вниз, увидел, что девушка, не разгибаясь, пытается одной рукой расстегнуть молнию на ширинке брюк. Осознав ее намерения, сам расстегнул верхнюю пуговицу на брюках и молнию и даже приспустил брюки, оставив ей возможность самостоятельно добраться до члена в трусах.

Проворно запустив руку ко мне в трусы, Оля мгновенно отыскала искомый предмет и вывалила его наружу. Я тоже не терял даром времени и медленно стянул трусики девушки до ее колен. Обнаженная промежность выглядела великолепно! И она была совершенно голой, как у девочки. Ни единого волоска даже между ягодицами. Это меня удивило. В то время я слыхом не слыхивал о всяких там эпиляциях интимных мест. Ее влажные большие срамные губки были не большими, ровными и пухленькими, наверное, от обильного прилива крови и надежно закрывали входное отверстие влагалища. Раздвинув губки пальцами, увидел розовые лепестки малых половых губ, которые раскрылись, как бутон цветка, открыв доступ ко входу в заветную для каждого мужчины щелочку. Промежуток между раскрывшейся вагиной и анусом подруги представился мне маленьким. «Лучше трахать ее раком» — промелькнуло в голове.

Заглянув внутрь этой молодой красавицы, не мог оторвать глаз, только инстинктивно реагируя на попытки Ольги рукой возбудить мой член. К слову сказать, он и не нуждался в дополнительном возбуждении, так как вырос до предельных размеров и изготовился к эксплуатации. Подрочив его немного для собственного возбуждения, подруга направила член к себе в дырочку. Несмотря на то, что влагалище текло, оно не сразу раскрылось до размеров головки члена. Понадобилось маленькое усилие, чтобы член проник внутрь. При проникновении Оля облегченно вдохнула и выдохнула. Получилось «А-хаааа!», что только добавило мне возбуждения и желания доставить этой безумно сексапильной подруге максимальное наслаждение. Подозревая, что у высокой девушки с длинными ногами влагалище тоже глубокое, был приятно удивлен, уперевшись головкой члена в матку. То, что это матка, косвенно подтвердила и сама девушка, дернувшись от сладкой боли, разлившейся по всему ее телу.

- Какой он у тебя огромный! Ты хочешь проткнуть меня насквозь? — сладострастно взвыла она, тем не менее, продолжая глубоко насаживаться на член.

- Ни в коем случае! — заверил ее я, загоняя в нее свою елду, и пошутил. — Не выношу сквозняков!

Но шутка, скорее всего, до нее не дошла, поскольку она, замерев на мгновение, начала сотрясаться в первом оргазме. В момент его наступления, я загнал в нее член по самое основание, поэтому все мышечные сокращения влагалища испытал в полной мере. Сокращения были настолько сильными, что иногда они причиняли «дружку» болевые ощущения, но терпел, потому как знал, что подруге, пребывание в ней члена во время оргазма, доставляет наивысшее наслаждение. Мало того, его пребывание там, продлевает ее оргазм. Так и вышло. И если в самом начале девушка закричала от острого наслаждения, то в дальнейшем, продолжавшаяся разрядка, заставила ее выть, стонать и умолять меня прекратить эту сладострастную пытку. Но я был неумолим. Тогда Оля попыталась соскочить с члена, упав на колени, но ее уловка оказалась тщетной. Мне хватило сил и сноровки удержать ее за бедра, не дав упасть. А дергания на члене только усилили ее ощущения, что заставило подругу снова взвыть от вожделения.

Поняв, что ее «девочке» от моего «мальчика» не избавиться, пока я этого не захочу, женщина покорилась. Некоторое время она продолжала содрогаться всем телом, но постепенно успокоилась. Чтобы не держать ее в согбенном состоянии, я стал подталкивать Ольгу членом к кровати, стоявшей в углу у окна. На дрожащих ногах та с трудом добралась до нее и просто рухнула без сил, выпущенная из моих рук. Повернувшись на бок и, представив моему взору свою прекрасную попу с ровненьким «пирожком», подруга затихла.

- Боже, как хорошо! — на выдохе, не сдержавшись, призналась она.

То ли ей было хорошо от секса, то ли от того, что она, наконец, смогла отдохнуть, не уточнил. Думаю, что девушке было хорошо и от того, и от другого. Прилег рядом…

Какое-то время, тесно прижавшись друг к другу, мы молча лежали. Мой член упирался ей в попу, но, поправив его рукой, я добился того, что он вытянулся между половинок попы девушки, уходя ей под живот. Однако в возбужденном состоянии он своим стволом продолжал давить на попу и промежность подруги, своей головкой упираясь в ее лобок. Пока Ольга находилась под впечатлением пережитого оргазма, она никак не реагировала на возбужденного «мальчика». Но по мере того, как организм успокаивался, настойчивое напоминание о присутствии объекта, который доставил ее «девочке» наслаждение, начало приятно раздражать подругу.

Наконец, девушка шевельнулась и потерлась о мой конец, точнее вдоль него. Но этого показалось ей мало, и она, заведя руку себе за спину, обхватила его у основания и начала двигать головкой от лобка к попе и обратно. Иногда подруга задерживала головку то у одной дырочки, то у другой. Но не просто задерживала, а начинала водить ее вокруг входа во влагалище или анального отверстия. Скоро влагалище начало выделять смазку и стало влажным. Головка, касавшаяся смазки тоже стала влажной, а поскольку головку водили и вокруг анального отверстия, то оно оказалось смазанным и влажным. То ли от влаги, то ли от касаний с легким надавливанием, но анус немного раскрылся. Мало того, вокруг ануса появился белый налет, который способствовал еще большему раскрытию попки.

И когда в очередной раз Ольга приложила головку члена к входу во влагалище, я нажал им слегка вперед и чуть глубже погрузил «дружка» в ее жаркое лоно. Но девушка не дала мне войти в себя, а повела член к дырке в попе, в которую, на мой взгляд, свободно мог влезть большой палец. И когда подруга приставила головку к этому отверстию, я снова прянул вперед, и она продавила попу легко и быстро. Усилив напор, удалось протолкнуть член наполовину его длины. Ольга, зашипев, то ли от боли, то ли от неожиданности, попыталась остановить дальнейшее мое проникновение, но было поздно. Член все глубже проникал внутрь ее прямой кишки, которая в свою очередь тоже выделила смазку, приняв член за толстую тугую какашку.

- Нахал! Я никому не даю в попку с первого раза, — делано возмутилась подруга, понимая, что ее уже нанизали, и с крючка сорваться не удастся.

- Все когда-нибудь происходит в первый раз, — философски заметил я, начав фрикции.

Оля не стала спорить, а расслабилась и начала, как я понял по ее стонам, получать удовольствие. Однако сквозь стоны девушка призналась, что от анального секса не кончает, поэтому предупредила, что как только захочу кончить, чтобы не ждал ее, а спускал.

- Я люблю, когда мне спускают в попу, — призналась подруга.

Все ее признания о том, что ее трахают во все дырки, были мне «до лампочки»! Детей крестить я с ней не собирался, зато получал истинное наслаждение от возможности как следует отыметь по-настоящему красивую молоденькую женщину.

Ее задницу я долбил не долго, потому как из-за тамошней тесноты, быстро кончил. Кончив, пошел подмываться, ничего на себя не надев, даже не подумав, что могу встретить по пути к ванной чужого человека. Ирки и Лизки дома не было. Одна работала у себя на хлебозаводе, другая все никак не могла сдать зачет или слезть с «зачетника». Но их ли мне следовало стесняться!

Промыл член с мылом, тщательно. Какая бы красивая и желанная попа не была, но от пренебрежения личной гигиеной, могли произойти большие неприятности. Как следует промыв писун, вернулся к своей ненаглядной. Она устроила перекур нагишом. Подтянув ноги к груди, женщина опиралась локтями рук на согнутые колени, широко расставив их для пущей устойчивости. В такой позе губы пизденки вывернулись наружу и, глядя на них, мне захотелось сделать подруге классный кунилингус…

И я сделал, подобравшись к ней, как ящерица, пронырнув между ее ножек. Высунув язык, полизал, пробуя на вкус. Понравилось. И тогда, я уже всей лопатой языка провел им от ее ануса до клитора и обратно. До этого Ольга относительно спокойно принимала щекотание языком, но эти два прохода, коснувшиеся и попки, и влагалища, и клитора, заставили ее вздрогнуть. Ножки девушки раздвинулись еще шире. И тогда, поскольку мой «дружок» пока не подавал признаков жизни, я приник к этой сладкой пизденки и занялся ей обстоятельно.

Тогда я и не предполагал, что кунилингус так важен для женщин. Однако на практике получалось, что с помощью вагинального секса не всегда можно достигнуть оргазма женщины. А вот куни приносил 100% эффект. Поэтому у меня выработалась пара-тройка собственных сценариев, способных оральные ласки, превратить в настоящий незабываемый женский праздник. В общем, вскоре подруга стонала и текла, как последняя течная сучка, распространяя запах желания и сладострастия. Она, правда, сделала попытку лечь в позу 69 и завладеть членом, но я решительно пресек ее действия, боясь, что ее внимание рассеется, и она сама себе смажет впечатление о моем кунилингусе.

И Оля поняла и приняла мои условия. Она расслабилась и отдалась полностью ласкам, а потому вскоре стала ощущать блаженство, которое рвалось из нее со стонами и бессмысленным бормотанием о том, чтобы я не останавливался и, как ей хорошо, как она хочет меня. Затем бормотание перешло в постоянные стоны и вскрики, и наступила разрядка! Она кричала и выплескивала свои соки и не могла остановиться. Я не позволял ей этого, удерживая ее за попу, не давая отодвинуться и спрятать свой клитор, влагалище и анус от всепроникающего языка. Женщина не могла передохнуть, испытывая один оргазм за другим. А я был не в силах оторваться от ее интимных мест, ощущая свою власть над этим прекрасным созданием с одновременным чувством обожания, преклонения и благодарности за ее оргазмы, и сладость обладания.

Наконец, ее крики перешли в один протяжный вой удовлетворенной сучки. Силы покинули ее, но и в этом положении ее нервная система продолжала реагировать на мои ласки. Тело вздрагивало, ноги то пытались соединиться, то максимально раздвигались.

Понимая, что достиг желаемого, я прекратил ее сладостные мучения, и она, дернувшись, раз-другой, бессильно затихла.

Боже! Как она была прекрасна и в своем бессилии! Я смотрел на нее и не мог налюбоваться.

Когда ее реснички задрожали, и она открыла глаза, то первое, что она смогла произнести, было:

- Я пустая. Ты опустошил меня. Ты украл мой разум и чувства, кроме желания отдаваться и принадлежать только тебе. Ты дьявол орального секса.

Она перевела дух, немного подумала и сообщила:

- Но коли ты украл мой дух, то и я постараюсь украсть твой. Только немного передохну.

И Оля, закрыв глаза, слегка вздремнула. Ей на восстановление сил хватило пятнадцати минут. Я все это время лежал рядом и нежно гладил ее тело: груди, соски, живот, плечи, руки, ноги. Брал в руку ее красивые длинные пальцы и целовал каждый из них, сначала на одной руке, затем на другой. И не мог насладиться…

Пробуждение ее было резким и агрессивным. Точнее сказать — деловым. Она словно запрограммировала себя на дальнейшие действия. Открыв глаза, девушка повернулась на бок, оказавшись ко мне лицом, и сразу же нащупала мой все еще спокойный член. Но это ее вовсе не расстроило, а обрадовало и заставило действовать. Оля начала его нежно массажировать, а когда «дружок» ожил и слегка подрос, прильнула к нему ртом, пустив в ход свой ласковый язычок. Вот тут уже меня начало выгибать и корежить. Настала моя очередь стонать, гладить ее по волосам головы и вскрикивать от острого наслаждения, когда язычок женщины зализал под кожицу, дотрагиваясь до «уздечки». Член возбудился моментально: вырос и затвердел.

Именно в этот момент в комнату тихонько зашла Ирина. Я не слышал, как она вошла. Мне, честно, в тот момент было ни до кого!

- Так, так! Ах ты, маленькая сучка! Воспользовавшись моим отсутствием, имеешь моего парня!

Ольга ничего не ответила. Рот ее был занят. Зато она вместо большого показала своей сестре средний палец. Что это означало, я узнал позже. Но Ирку это раззадорило еще сильнее.

- Ах, ты, шлюшка! — воскликнула она. — Не надейся, я не позволю тебе одной пользоваться его телом и ласками.

И с этими словами Ирка начала скидывать с себя одежду. Но поскольку на ней одежды было мало, она быстро от нее освободилась и через минуту по-хозяйски усаживалась мне своей пизденкой на рот.

При этом, наблюдая, как сестричка берет у меня в рот, Ирка сильно возбудилась и потекла от предвкушения моих ласк.

В этот день я кончил трижды! Зато сестричкам так все понравилось, что они потребовали продолжения. Мы не вылезали из постели три дня. На второй день я остался без спермы и долбил их на сухую. А член стоял и не опадал. Такого ни первая, ни вторая не ожидали, а, когда поняли, какой выигрыш им выпал, не слезали с меня до середины ночи. Поспав четыре часа, мы снова принялись за секс. Девицы перепробовали все позы, какие знали, оральный и анальный секс, не считая вагинального секса, решили попробовать фистинг. Словами я не смогу передать, что творилось с ними, когда одновременно мои кисти рук забрались к ним во влагалище. Ольга через минуту впала в предобморочное состояние, а Ирка с периодичностью в десять секунд испытала пять оргазмов подряд, а затем закричала, чтобы я немедленно прекратил сводить ее с ума.

Ольга пришла в себя только после того, как я заправил ей член в попу и начал там активно двигаться, одновременно посасывая Иркин клитор.

За три дня моим и сестринским фантазиям пришел конец. И я, наконец-то, просто лежал среди двух обнаженных подруг, без каких-либо движений. У нас всех наступил перееб. Не знаю, что в это время происходило с Лизой, которая вечерами, приходя с работы, запиралась у себя в комнате, но, думаю, ничего, кроме зависти и сожаления упущенной возможности, она не испытывала. Во всяком случае, однажды мне пришлось столкнуться с ней в коридоре, когда я шел голым подмываться в ванную после очередного анального секса. Лицо ее было несчастным, а глаза красными. Но они горели желанием. Я, не стесняясь, молча проследовал мимо нее.

Хотя, в принципе, может быть, слыша наши стоны и сладострастные вскрики, подруга мастурбировала под одеялом?

Так сладко и открыто я никому и никогда не мстил. Об одном только жалел, что вкупе с ней не присутствует бывшая моя «десятиклассница».

Через день Ольга уехала. И, конечно, на посошок она получила полную порцию секса. С Ольгой я больше не виделся, потому что она вскоре вышла замуж и начала рожать детей. Зато с Иркой мы долбились почти весь четвертый курс, и она как-то проговорилась, что Ольга до сих пор вспоминает те три дня втроем.

Однако в конце четвертого курса Ирка мне «изменила», поставив в известность, что выходит замуж за известного спортсмена, которому в Москве дали квартиру и, соответственно прописку. Я только лениво поинтересовался:

- А не тот ли это спортсмен, который тебя когда-то взял «силой»?

- Тот самый, — усмехнулась подруга. — Но это совсем не значит, что мы обязательно должны с тобой расстаться.

- Ирочка, я не занимаюсь прелюбодейством с замужними женщинами, — соврал я.

- Кстати, — с невинным видом добавил я, — ты не хочешь перед самым замужеством забеременеть от меня на долгую память?

- Дурак, — ответила она со злостью.

После этого мы виделись с ней дважды: в начале пятого курса и после рождения у нее первой дочери. В первый раз я отодрал ее на лестничной площадке черного хода в общаге. А во второй, когда она превратилась в толстенную бабу, мне не захотелось даже ее поцеловать. Затем она звонила и рассказывала, что родила еще одну дочь, потом развелась со своим спортсменом и умотала с очередным ебарем в Италию…

О дальнейшей судьбе этой женщины мне ничего не известно.

Уже, будучи на дипломе, узнал, не помню от кого, о том, что моя «десятиклассница» вышла замуж. По-моему, об этом мне сообщил ее бывший одноклассник, с которым случайно встретился на улице. Видимо, он посчитал, что мне будет интересно знать, как бывшему ее парню о том, что она также поступила в институт на вечернее или заочное обучение, и, вроде, ждет ребенка.

Я слушал его с невозмутимым видом, а сам чувствовал, что мне тошно все это слышать! Злился на себя, но осознавал, что всегда хотел быть у нее первым и единственным, хотел бы каждый день лежать между ее ног и вставлять ей свой член. Слышать ее учащенное дыхание и стоны. Чувствовать ее возбуждение своим телом. Хотел бы кончать в нее и однажды услышать радостное признание, что она от меня ждет ребенка. Но с горечью признавался сам себе, что всего этого уже никогда не произойдет, что все это она уже сделала с другим…

Злой на парня за его «радостное» для меня сообщение и в надежде, что он раньше меня увидит ее и расскажет ей о сказанном здесь, я признался:

- Кстати, ты проиграл мне спор. Я таки поимел нянечку и кидал ей по две палки ежедневно целый месяц. Не знаешь, она все еще работает в нашей школе?

- Погоди, а разве ты не в курсе, что нашей школы больше нет. Ее закрыли в этом году, а там сейчас уже кулинарный техникум.

- Вот это новость! А ты мне: поступила в институт, беременная…

- А ведь верно! Мало ли их беременных ходит по Москве…

- А по России…

- А по Советскому Союзу!

- Вот именно! Главное — не от меня, вот что важно! — с тайным разочарованием признался я. Но парень меня не понял.

- Так и слава богу! — заверил меня приятель.

Я на это ничего не ответил. Мы распрощались.

Вскоре мне повстречалась Лида из Новомосковска. Она оказалась сестрой моего одноклассника, который жил в доме уже бывшей моей десятиклассницы, уже беременной, но не от меня…

К тому времени мать очень удачно произвела обмен, и мы из двухкомнатной квартиры переехали в трехкомнатную, рядом с метро. Зашел я к нему по его настоянию, встретив Вовку у метро, возвращаясь домой. Домой я, конечно, попал только после того, как побывал у него дома. Там я и встретил Лиду. Мне она понравилась. Она, чем-то напомнила мне подругу, которая приезжала сюда на сессии. А, когда я узнал, что Лида тоже из Новомосковска, я подумал, что девушки и женщины Тульской области славятся своими фигурами и сексуальностью.

И так сложилось — на ноябрьские я с Вовкой поехали к Лиде в гости. Там она и пришла ко мне в постель. Мы понравились друг другу и в сексе. Кончал я в нее постоянно, не предохранялся. Правда, связь длилась не долго, всего три месяца.

А в январе я объяснился в любви сокурснице, к которой долго приглядывался, которая все это время встречалась с другим парнем, иностранцем, тоже с нашего потока и, вроде, собиралась за него замуж, но…

Оказалась на перепутье. Любовь или родители, друзья, знакомые? И тут опять, совсем не ко времени, в который раз, встрял я со своей никому не нужной любовью. Хорошо еще, что вовремя почувствовал, что если даже и смогу сейчас перевести на себя все ее внимание, уломать и даже насадить ее себе на член, то она все равно с него рано или поздно соскочит, а еще хуже, начнет скакать с одного на другой в поисках женского счастья. И я не притронулся к «торту», чтобы в дальнейшем не делить его вместе с другими…

Одним словом, мне в очередной раз пришлось убедиться, что нельзя рождаться в понедельник. Люди, рожденные в этот день недели, всегда опаздывают с выбором или делают его не верно. А меня, как я выяснил позже, мать родила в этот тяжелый день недели. Родила, как уверяет, легко. А жил и живу трудно.

В общем, с Любовью тогда снова не повезло…

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)


Оцените этот порно рассказ:        
Опубликуйте ваш порно рассказ на нашем сайте!


Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:

Порно рассказы опубликованы на ReadPorno.ru. Читайте также эротические рассказы.
ReadPorno.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов. Тексты и права на них принадлежат исключительно их авторам.