ReadPorno.ru - это специально отобранные порно рассказы и порно истории от лучших авторов со всего Интернета. На нашем сайте самая большая и регулярно пополняемая коллекция порно рассказов на любой вкус, отсортированных по категориям и рейтингу. Читайте порно у нас!
ПОРНО РАССКАЗЫ:
ПОРНО РАССКАЗЫ:
... Мы чокнулись , выпили и поцеловались причём я так засосал его губы что Валя с завистью сказала; "Ну хоть бы меня так". Тут Володя взял свою супругу за руку и подведя ко мне, с улыбкой сказал; "Пожалуйста поцелуй её как можно страстней". Все мы не могли не видеть как наши с Вовой члены торчали.
     Поэтому я спросил Володю а можно в губы? Очевидно не почуяв, а может почуяв, подвох он согласился. И обняв Валю как свою, засосал её в губы. Затем начал целовать её всё ниже и ниже и через секунду, уже стоя на коленях, засасыва... [ читать дальше ]
... у вас было в сексуальном плане?
     - Да тоже так же. Вроде были оргазмы. Но мне всегда хотелось чего-то не совсем обычного.
     - Извращений?
     - Да нет. Ну хотя бы вылизать ее, вот как тебя. Или просто снять с нее трусы, когда она сидит на диване, и просто киску посмотреть, потрогать...
     - А вместе в туалет сходить?
     - Да тоже хотелось.
     - А она?
  ... [ читать дальше ]
Название: Семейная жизнь началась с курсовика
Автор: Вован Сидорович
Категория: Случай, Инцест
Добавлено: 19-09-2017
Оценка читателей: 9.18

- Брат ты мне, или не брат?

Сестра стоит, упирая руки в бока, гордо выпятив грудь (шикарную, кстати, по форме), задрав подбородок и гневно прожигает меня взглядом.

- Предположим брат.

- Почему предположим?

- Потому что точно только мать может сказать.

- Это ты на что намекаешь?

- Ни на что. Просто отвечаю тебе. С одной стороны вроде как и брат, а вот с другой...

- Всё. Никаких сторон. Ты мне просто брат. Так?

- Так. Ты сразу говори, чего надо.

- Сразу и говорю. Тебя совесть не мучает? Нет? А зря. Сестра курсовку сдать не может, а тут есть брат с высшим образованием и он не хочет сестре помочь. Поможешь?

- Я так понимаю, что под словом "поможешь" ты понимаешь "напишешь". Так?

- Ну-у, - протянула сестричка, - примерно как-то так.

- А фиг вам не нарисовать?

- Чё это?

- А ничё. Сама, всё сама. Я только подсказать.

- Ну ты и гад! Мы с девками договорились...

Перебил её

- Пойти нажраться и потрахаться.

- Ну что ты сразу? Ну.... немного выпьем...

- Короче, милая. Делаем так: ты садишься и пишешь под диктовку, я пью пиво и диктую. А вот потрахаться, извини, можно только со мной.

- А пиво?

Она даже пропустила мимо ушей насчёт потрахаться.

- Ладно, и пиво.

- Стой! А что ты там про потрахаться сказал?

- Что только со мной. Больше же никого нет.

- Ты сволочь! Гад! Змей подколодный! Ещё брат называется! А замену выставить можно?

- Какую такую замену?

- Маринку. Ну не сердись сразу. Ей тоже курсовик нужен. Ну и по мелочи что-то ещё. от она и даст.

- Как же, даст. Разбежалась.

- Ага, так сразу и даст. Это я возьму на себя. Ну что, я звоню?

- Давай. Только уламывать её сама будешь. А может дашь разок?

- Ну да, как же! Вдруг понравится.

- Так это же хорошо.

- Мне понравится, не тебе. Вот и попаду в зависимость.

- Да ладно.

- Ничего не ладно. Но вообще-то подумаю.

Вскоре пришла Маришка. Маринка. Маричка. Марьяша. Марго. Откликалась на весь этот список. Заперлись в комнате сестры, разговоры ведут. А слышимость у нас отличная. В своё время нам перегородили большую комнату на две маленьких обычными гипсолистами. Так что мы переговариваемся через стену.

- Надь, ну чо, договорилась?

- Ага. Только, Мариш, платить сама будешь.

- А чем? У меня нет ничего. Нищая совсем.

- Дура. У любой бабы расплата всегда при себе.

- Какая расплата.

- Не тупи. Пизда всегда с собой. Сняла трусы и расплатилась.

- Надь, а сколько?

- Что сколько?

- Сколько раз давать?

- А сколько захочет. да, ещё минет не забудь.

- Ещё и минет?

- Ага. И в жопу.

- Надь, ты чё?

- Вообще-то про жопу не напоминай, если сам не попросит. У него знаешь какой толстый, порвёт всё.

- А ты откуда знаешь?

- От верблюда. Видела потому что.

- Сильно толстый. Для пизды нормально будет? Надь, а ты сама...

- Что сама?

- А сама ему дашь? Тебе же тоже реферат надо, и курсовик.

- Ты дура, что ли? Он же мне брат. Он мне и так сделает.

- Ага. Маринка так давай, а Надька так на халяву.

- Не ной. Я, может, тоже дам.

Ни фуя у сестрички заявки. Это она что, постоянного ёбаря завести хочет? Всегда под рукой и безопасно в плане последствий.

- Ага. Сама скажешь, что дала, а сама обманешь.

- Маринка, а я при тебе ему дам. Вот и увидишь. А ты при мне давать будешь.

- Это что, типа групповушка?

- Ну ты дура! Групповушка, когда народу много и непонятно кто кого ебёт. А тут нас двоих один драть будет. Во все дыры.

- Ты же сама сказала, что в жопу не давать.

- А мы попробуем. Братик понятливый. Будет больно, он и не станет ничего делать.

Ну да, так сразу и перестал. С сестрой понятно, а вот Маринкину задницу натяну на хуй и не поморщусь.

- Ну ладно. А как давать?

- В смысле как?

- Ну когда.

- А вот сейчас пойдём и всё узнаем. Пошли, что ли. Да, Мариш, давать будем по очереди. А вот минет вместе делать будем. Согласна?

- Да.

- Ну, пошли, что ли. Да, давай сразу трусы снимем.

Девочки, сама наивность и целомудренность, явились пред светлые очи. Сестра начала

- Вов, мы вот с Маринкой по поводу заданий. Ты как, готов помочь двум двоечницам?

- Я-то готов. А вы готовы трусики снимать?

Сестра заржала, словно кобыла. Задрала подол домашнего халата, затем подол Маринкиной юбки.

- Мы как пионеры - всегда готовы.

Стоят, придерживают подолы, сверкают голыми попами. У сестры на лобке что-то наподобие бородки Атоса, у Маринки вообще ничего нет. Голенькая пизда. Просто девочка-целочка. Даже потрогать захотелось.

- Марин, можно потрогать?

- Можно.

А личико покраснело. Не в привычку стоять с голой попой перед парнем. Хотя и не целка уже. Глазки прикрыла и терпит, пока шарил по пизде и в пизде. А вот сестрица покраснела по иной причине. Нет, её пизда тоже не была обделена, но ей нравилось это и смотрела она на меня скорее вызывающе. Типа: Ну что ты там дальше делать будешь? И не просто смотрит, а проявляет решительность. В том плане, что потянула с меня домашние штаны, выпуская хуй на волю. Я ведь тоже трусы заранее снял.

- Марин, что стоишь?

- А чё?

-В очо? Раздевайся давай. Братик, ей как?

- Да хоть как.

- Понятно. Марин, ты на кровать раком вставай.

Командует, не забывая играть с хуем. Дорвалась, малявка, до игрушки. А когда она, интересно, у меня его видела? Спал, наверное. Или в душ когда ходил. Вот же оторва! Маринка разделась, встала на кровать на четвереньки. Ну уж нет, а поиграть? Лёг на кровать, потянул Маринку к себе. Титечками поиграть, поцеловаться, письку потеребить. И она пусть поиграет хуем, почувствует его в руках. И вставляет пусть сама. А сестричка халатик долой, забралась к нам и уселась в позе лотоса. Пизда раскрылась, да она ещё и пальчиками там играет.

- Рядом ложись.

- Можно?

Сама уже улеглась, ноги раскинула. Теперь сразу двух надо ласкать. Одну целую, второй руками ласки дарю. Меняю местами девочек. Сейчас вы у меня обе заведётесь. Совместная ебля заводит, замечал не раз. Конечно, если по желанию. О, девочки, не знаю, как по поводу минета, а вот пиздёнки ваши я поцелую. Не дорого, но располагает к партнёру. И ведь довёл девочек до оргазма, даже не вставив ни одной. Кончили, слабачки. А теперь вот можно их и раком поставить. И по очереди то в одну пизду, то во вторую. А то меняться они будут. Это уж мне решать: кого, когда и как.

- На которой кончу, той и реферат первой.

- На мне! На мне!

В два голоса. Сестра заверещала

- Ты же мне братик! В меня кончай!

Маринка перебивает

- Хоть в меня, хоть на меня, куда хочешь!

Вот же дуры. Какая разница, кому первой сделаю работу.

- А в попу?

Примолкли. И хочется, и колется. Да я и не буду вставлять. Так, прижму к дырочке, чтобы сперма во внутрь попала и всё. Маринка решилась

- Согласна.

А я уже на подходе. Приставил хуй к Маринкиной попе, головку слегка вдавил, сжал ягодицы и меж ними ебу. А вот и приход. Выплеснул, иначе и не скажешь, целый поток. Терпит. Хотя не думаю, что это больно. Головка даже не полностью погрузилась. Маринка повернула лицо к подруге

- Мне первой!

Сестра села, скрестив ноги.

- Ну и что? Подумаешь, в жопу дала. Я, может, тоже дам.

- Вот когда дашь, тогда и поговорим. И ничего у него не толстый, Нормальный. Даже нисколечко не больно.

- Марин, а я ведь до конца не вставлял.

- Ну вот, а я что говорила! Если бы вставил, ты бы сейчас верещала и извивалась на хую. "Не больно! Не больно!" Братик, засади ей до конца. - Посмотрела на вялый хуй. - Ну, когда встанет.

- Угу. Засажу. Обеим. Согласны?

- Только если будет больно, ты перестань сразу. Ладно?

- Ладно. Девочки, подмываться пойдёте? И трусы не надевайте. Сеструха, майки у меня возьми, пару. Они вам как платья будут. А я буду сейчас вам работу делать и ваши попки с писями тискать.

- А если мы захочем?

Сестрица неугомонная вылезла

- Значит получите.

- А если у тебя не встанет ещё?

То есть в том, что обязательно встанет, она не сомневается, а вот по времени...

- А вам знакомо слово куни?

Взвизгнули радостно.

- Да! Ещё как знакомо! Сделаешь, да? Правда? Ты самый лучший братик на свете!

Кинулась на шею, обвила ногами, повисла. И Маринка пристраивается, выражая свою радость.

- Надь, я же говорила, что нам незачем кого-то искать. Нам твоего брата хватит.

- Это я говорила!

- Девочки, не ругайтесь. Я ведь и осердиться могу и отшлёпать по попе.

- Да хоть сейчас.

Обе мигом подставили задницы.

- Всё! Жопы мыть. Проверю чистоту. Маринка, у тебя вон всё слиплось.

- Уже бегу. Надь, бежим!

Девочки помылись, следом я. Зашёл в комнату, а там девочки на кровати раком стоят, попки выставили. И хихикают. Какую-то пакость выдумали.

- Это что за явление?

- Проверяй. Всё чисто. И снаружи, и внутри.

Развёл ягодички. Хихикают, стервочки. Провёл рукой меж ягодиц. Аж скрипит.

- А внутри?

- Проверь.

Вставил в попу палец одной, затем второй. Чисто.

- Ладно. Бонус.

Поцеловал попу одной и второй.

- Так, теперь пошли подкрепимся и за работу. Не забыли, что писи-попы подставлять надо?

- Помним!

Сижу, тычу пальцами в клаву, а девочки, расположившись под столом, издеваются, делая что-то типа минета, только с элементами игры. Едва поставят прибор в рабочее положение, тут же прикусят, либо ещё чего придумают, он и падает. Или начинают доводить до оргазма. Кажется вот-вот и всё. И фиг вам. Вот же сучки! И когда и где научились? Или вылезут на свет божий и пристают

- Вов, посмотри, на попе что-то есть. Больно. Пожалей.

И желею, и целую.

- Девки, девки, мы так никогда не закончим работу.

- Да и ну её! Зато натешимся. А это успеется. Братик, а мы что придумали...

- Что?

- Ты ляжешь, а я, или Маринка на тебя сядем. На хуй. А вторая на лицо. Мы в видаке такое смотрели. А потом я, или Маринка, ляжем на спину, а я, или она, будет ей пизду лизать, а ты сзади ебать будешь. А потом...

- Девочки, а у меня сил хватит?

- Хватит. А потом мы хотим попробовать в попу. Ну как?

- Да и то правда. Успеем написать всё. Поехали. Что там сначала? Мне ложиться? Ну, приглашаю дам занимать места согласно купленным билетам. Только небольшое дополнение. Меняйтесь местами. Поскакала на хую, переползай на лицо. И когда друг дружку вылизывать будете, тоже меняйтесь. Лады?

- Лады!

Девочки с радостным визгом стянули с себя майки, с меня тоже, растянули на кровати и мигом оседлали. И началось. Едва мне приспичивало кончить, девочки тут же принимали меры. Оказывается, это наша мама как-то в разговоре с подружками обсуждала этот способ задержки семяизвержения у мужчины, а сестрица, тогда ещё сопля, подслушала. А вот сегодня проверила метод на практике и у неё получилось. И Марго переняла опыт.

Успокоились ближе к приходу с работы матери. Это глубокий вечер. До этого времени успел вставить в попки девочкам. Смазали, помогли одна другой и всё получилось. Кончил в сетричкину попу. Она потребовала, потому что в Маринкину уже кончал. Потом быстро помылись, оделись, прибрались, проветрили комнату и сели за стол, как примерные ученики. Матушка даже похвалила девочек за старание, а меня за помощь младшим. Идиллия. Пока мать мылась, маринка свинтила, даже не оставшись на ужин. На наши уговоры отвечала

- Да ну! У меня такая идиотская рожа, когда я смотрю на вас и вспоминаю, что тётя Таня всё сразу поймёт. Я лучше завтра с утра приду.

День проеблись, а работу никто не сделает. Вот и сижу, работаю. Хорошо, что все темы знакомы ещё по периоду своей учёбы. Сестра пришла в комнату, прилегла на кровать, вроде как морально помогает. Мать заглянула, посетовала на то, что устала и ушла к себе. Сестричка хихикнула

- Ты чего?

- Видел бы ты, какая рожа была у маринки, когда ты её в жопу ебал. Умора.

И она скорчила рожу, попытавшись изобразить Маринку.

- А ты себя видела?

- Нет.

- А может и у тебя была такая.

- Хм! В следующий раз зеркало поставлю. Погоди, в туалет сбегаю.

Пришла.

- Вов, мама спит.

- Да? И что?

- Ну... пока она спит... ты не мог бы это... ну...

- Говори конкретно. Договаривались же не темнить.

- Не мог бы полизать немного, а то я не усну.

- Вот когда спать пойдём, тогда и полижу. А ты мне. Согласна?

- Да. Только чур, я сверху.

Да уж, с её весом можно. Это мне навалиться на неё если, так и придавить можно. Пока ждала, заснула. Положил её на своей кровати удобней. Мать встала в туалет, потом к нам зашла. Шикнул, чтобы не шумела. Она помогла уложить сестричку. Поворчала, что взрослая девка, а перед братом без трусов. Засмеялся.

- Мам, а если сейчас тебе сорочку задрать, то что будет видно?

Мать махнула рукой

- Мне можно. Хотя ей тоже можно. Ты чего не спишь?

- Пишу девчатам работы.

- Насели, бесстыдницы. Ты бы их хоть что-то делать заставлял взамен.

- А что?

- Ну не знаю.

- Я с них потом натурой возьму.

Мать рот раскрыла

- Это как? Ты что? А вдруг они понесут? Да и сестра ведь...

- Мам, с Маринки за двух возьму. А понесёт, так женюсь. Девка нормальная.

- А я чего говорю? Пора давно уж оженить тебя. Да и с Надькой они подруги, ругаться не будут. И мне помощь.

Села на край кровати, развивает тему моего охомутания. Размахивая руками сдёрнула с Надьки одеяло. А у той сорочка задралась до пупа, всё голое. Мать присмотрелась

- Нет, ты только глянь! Моду какую взяли - письку брить. Нет, ты посмотри. Ну и что, что сестра. Спит ведь она.

- Мам, а на мой взгляд даже очень нормально. И гигиенично, и красиво. Лучше, чем во все стороны торчащие волосы.

- Да? И что теперь, мне тоже брить?

- Мам, это дело каждой женщины. Можно и не брить, просто подравнять красиво. Погоди, сейчас в инете найду интимные стрижки.

И вскоре на пару с матерью рассматривали типы и виды интимных стрижек Она охала, ахала, но для себя что-то решила.

- А мужики?

- Что мужики?

- Тоже бреют?

- Кто как.

- А ты?

- Хочешь посмотреть?

- Срамец, матери такое.

- Будто не ты меня родила и будто ты чего-то такого там не видела. Показать?

Мать хихикнула

- А покажи!

Выпрастал наружу своё достояние. У меня растительность лишь на самом лобке чуток, а всё остальное чистое. Мама посмотрела

- Всё, прячь. Ну-ка, найди в своём инете про мужиков, посмотрю.

И мы рассматривали мужские интимные стрижки, обсуждали их, сравнивали с женскими. Мать махнула рукой

- Всё, спать пойду. Насмотрелась.

Решил пошутить

- Ма, а пока Надька спит, давай тебе стрижку забацаем.

Посмотрела на меня, что-то думает.

- Смутить мать надумал? Молод ещё. А вот соглашусь, что тогда?

- А тогда в ванну пойдём и наведём тебе красоту.

- Правда хочешь?

- Да. Хочу, чтобы ты была красивая везде.

- Стыдоба какая будет. Перед сыном-то.

- А ты думай, что это просто цирюльник.

- Пиздюльник. Как я могу такое думать, когда вижу, что это сын?

- Всё. Идём или нет.

- Да! Нет! То есть идём! Но если ты хоть слово, то...то я даже не знаю, что сделаю.

То ли день такой, то ли расположение светил, но мать решилась на обслуживание. Правда в ванне не совсем удобно и пришлось использовать кресло, расположив маму в нём почти как на приёме у гинеколога. Вначале ножничками состриг лишнее, затем прикинул что и как и аккуратно сбрил лишнее, оставив на лобке красивый листочек. Попросил мать встать раком, то есть на колени.

- Зачем это?

- Ма, надо всё побрить, а я так не достаю.

Встала. Брею. Для чистого бритья пришлось несколько раз вставлять палец а писю, придерживая губы. Надо ли говорить, что пися у матери просто текла. И надо ли говорить, что у меня, не смотря на то, что двух девок тарабанил, всё стояло дыбом, до ломоты. И потому, когда завершил бритьё, протёр влажным полотенцем, просто напросто прижался к попе и постарался сделать так, чтобы хуй упирался меж ягодиц и даже меж губ. Для более тесного контакта штаны сдёрнул. Трусы я так и не надел после кувырканий с девками.

- Сын, что ты делаешь, сын! Ну не надо! Прошу! Ну пожалуйста! Ну не мучай меня!

Голос плачущий, но не отталкивает, не упирается и даже подаётся навстречу, сама трётся губами о головку.

- Ну сынок! Ой, мама! Сыыыын!

Головка попала куда надо. И вслед за ней, соответственно, всё остальное. Несколько качков и мама поплыла, кончила.

- Сын, Вовик, ну зачем?

Голову, как опустила на спинку кресла, так и не поднимает, только тело вздрагивает. Ты думаешь, мама, что это всё? Ошибаешься. Присел на колени.

- Ай! Ох! Ооой!

Это мамины губы попали в плен моих. Если уж левок так ласкал, то маму тем более можно и нужно. А потом будь что будет.

- Аааа! Ой, дура, что же я кричу? Надька ведь...Аааа!

Краем глаза заметил какое-то движение.Да, видать мама всё же разбудила сестру. Стоит сестрица в дверях, кулак в рот затолкала, глаза как у совы, в ступоре. Не каждый день увидишь, как твой братик твоей маме пизду обсасывает. Махнул рукой, чтобы исчезла.Поняла, растворилась. Интересно, что она сейчас делает? Поди письку свою теребит во всю. Мама кричит, извивается, я облизываю её писю. И когда в очередной раз довёл до оргазма, встал и заправил конец. Маринка и сестра не рожали. мать родила двоих. А особой разницы в размере и не наблюдается. У Маринки пизда немного мельче, дно быстрее достаёшь, а у матери и сестры глубже. А по остальным размерам так всё точно такое же. Ну это я отвлёкся. А реальность такова, что я сегодня несколько раз кончал и теперь испытывал затруднения с этим процессом. Чувствую, что мать уже устала, что ей пока вполне хватает того, что получила, а вот мне всё никак не кончить. С сожалением оторвался от маминой пизды, поцеловал попу, чуть ли не силком разве
рнул матушку к себе лицом и поцеловал в губы совсем не сыновьим поцелуем. Почему-то я решил, что имею на это право и мать, видимо, тоже это поняла. А потому подчинилась. И не было заламываний рук, мексиканских страстей, обвинений в инцесте и прочего. Мужчина взял своё, отдав част себя и своё семя женщине.

- Мам, так было надо. Не обижайся на непутёвого сына.

- Какие обиды, сын? Ты мужчина, ты хозяин. Тебе и решать.

Вот так просто расставили все точки над i.

- Ма, тебе надо отдохнуть. Пошли, я тебя провожу и уложу, спою колыбельную.

- Как маленькой, да? Ты же не кончил? - Матушка только заметила моё состояние стояния. - Как же так? Сын, давай я помогу.

- Не надо, мам. Надька поможет.

- Сыыын, вы с ней...

- Да, мам. Со мной. А что, нельзя?

Надька нарисовалась, хрен сотрёшь. Дабы не смущать матушку своим одетым видом, сняла сорочку и теперь сверкала голым телом.

- Мам, мы же взрослые. Выросли, а ты и не заметила, всё маленькими считаешь.

- Тааак! - Мать протянула многозначительно. - Пороть бы вас надо, так тогда и меня надо пороть. Сволочи вы.

Надька повернулась задом.

- Мам, начинай. Сначала ты нас, потом мы тебя, вот и все будут наказаны. ремень нести.

- Сучка, как есть сучка ехидная. Хоть бы не пялилась на мать голую, постыдилась.

- А чего я? Ему вон можно, а мне нельзя?

- Да и ему тоже. Ааа, - махнула рукой. - Тут без сто грамм не разберёшься. Пошли, что ли. Только накиньте чего на себя. Не привыкла я так-то.

Мне чего накидывать. Подтянул штаны и готов. Надька, правда, успела подержаться, пока не получила по рукам. Фыркнула, развернулась и порскнула в комнату, получив по попе шлепок.

На кухне мать уже расставила холодные закуски, выставила бутылку.

- Раз уж взрослые, так давайте выпьем и определимся, что да как.

После того, как перекусили, завели разговор.

- Я, дети, совсем не собираюсь отказываться от своего права делить постель с сыном. Это для тебя, Надежда. Мне много не надо, но что моё, то и будет моим. Тебе, Надька, всё, что останется.

- Угу. Мне ещё с Маринкой делиться.

- Сыыын, ты и там поспел!

- Ты же сама сказала, что женить меня пора. А Маринка - не самый плохой вариант. К тому же она не будет ревновать ни к тебе, ни к сестре. И я буду почти, как султан. Три жены и всего одна тёща. Как тебе, мам?

- Сын, неизвестно, как она посмотрит на нас с тобой. Ну с Надькой ладно, потерпит, даже если и узнает...

- Знает, мам.

- Что знает?

- Да мы сегодня все трое тут такое устроили...

Получила по заднице, но слово не воробей.

- Дети, дети, что вы творите?

Мать даже стала будто бы ниже.

- Всё нормально, мам. Неужели лучше искать кого-то, а он маньяк какой. И Маринка совсем не против. А уж если замуж её Вовик возьмёт, так она на седьмом небе будет. А родит, так мы все хором нянькаться будем. А уж про вас с Вовкой я её подготовлю.

- Знаю я твою подготовку, - мать одёрнула сестру. - Мне легче самой всё рассказать. Бабе бабу понять можно. Да, загадали вы загадку. ну ладно, спать пошли. Утро вечера мудренее. И это, Надьк, брату помоги. Если не хочешь, чтобы импотентом стал. Заставь его кончить.

Надькины старания не пропали даром. Кончили и не раз. В смысле она. Ну и я в конце концов разрядился. Мать ушла на работу, когда я ещё спал. Проснулся, а рядышком Маришка и Надька, голенькие лежат. Защебетали

- Мы вот тут, а ты... А у тебя... Короче, Вов, я всё знаю. Ты правда хочешь стать моим мужем? Ой, что я говорю? Это я, я хочу стать твоей женой! Правда, Вов, возьми меня! Я для тебя...Только вот...

- Что, Мариш?

- Попу немного больно.

Сон пропал.

- Ну-ка, на живот ложись. Не зажимайся,. Надька, ягодицы ей раздвинь. Вроде всё нормально. Ты в туалет по-большому ходила? Крови не было?

- не было ничего. Просто неудобно как-то и щикотно. И немного больно.

- Дура ты, Маринка. Надо было сказать, он бы и не стал.

- Да, не стал. И не стал бы совсем. А я его лююююблююююю!

Маринка залилась слезами. Утешали долго и успокоилась лишь тогда, когда почувствовала хуй в пизде.

- Ой! Ай! Миленький! Любимый! Ты меня любишь! Ааааа!

А потом лежала на боку, подперев голову рукой, и наблюдала, как я ебу сестрицу, стоящую раком.

- Надь, а я ведь и правда никакой ревности не испытываю, будто так и надо. Наверное я - восточная женщина. Вов, а про маму ты что скажешь? Нет, я тоже не ревную и не собираюсь. Просто как-то непривычно. И маму можно понять. Мне вот вчера сколько досталось, а до утра еле дотерпела, так хотелось. Вов, а когда попа заживёт, ещё попробуем? Нет, мне правда понравилось. Особенно когда ты кончал. Такое чувство, такое чувство... Даже не знаю, как сказать. Надь, кончай уже. Это всё же почти мой муж. Совесть имей, пусть в меня кончит. Вов, иди ко мне. Да, спусти в меня.

Маринка раздвинула ноги, повернувшись на спину, приняла меня и обвила ногами, прижимаясь плотно-плотно.

- Ой! Ай! Ты достаёшь до самого-самого! Ещё! Ещё! Ага! Так! Ой, прямо в матку спускаешь. Ой, ой, мааама, кончаюююю!

И стали они жить - поживать втроём. Девочки не стеснялись ебаться друг при дружке. И даже при матери. Матушка такой огласки не признавала, считая еблю делом интимным и деликатным. Но кричать на всю квартиру не стеснялась и весело отбрёхивалась от подкусывающих её девок. И свадьба была. Нормальная. Маринка перебралась к нам. Тёща часто в гости заходит. В зяте души не чает. Дочь одна, единственная. А дома ей что делать, без мужа ведь живёт. А девочки мои сдружились. И теперь даже если ссорятся, то против меня, маленького и сирого. А тут недавно начались непонятные разговоры со стороны Маринки и Матери о тёще. Одинокая де, сиротинушка, никто не согреет, не приласкает. за ужином спросил конкретно

- Мам, Марин, вы намекаете, чтобы я ещё и тёщу облагодетельствовал? Или я чего-то не понял? Если да, то я могу, сил хватит. А если я ошибся, то прошу извинить.

- Видишь ли, сын, всё не так однозначно.

- Мам, не начинай издалека. Тёща тоже женщина. Одинокая. Я всё понимаю. Только для первого раза хотелось бы встретиться наедине.Кто против? Кто за?

- Ну вот, мама, я же говорила, что мой муж - самый лучший. А ты сомневалась. Ух, а что я придумала.

- Что?

- Представляете, мы все на одной кровати и Вова любит нас всех сразу и по очереди. Мрак!

- Марин, остынь, может я ещё и не понравлюсь твоей маме.

- Понравишься. Мы с мамой всё ей рассказали, какой ты нежный. Мам, правда ведь она хочет быть с Вовой?

- Да, сын. Не отталкивай её. А наедине встретиться, так сегодня мы с девочками заночуем одни. Так, девочки?

- Даааа!!!

Тёща стонет, раскинувшись на кровати, мотает головой. Тёмные волосы рассыпались по подушке, прилипают к потному лицу. Устала, бедненькая. Ничего, покажу всё, на что способен, а дальше уж тебе решать. А вот так пробовала, милая? Нет? Упущение. А ну-ка на живот перевернись. Попу выше. Вот так, вот так. А ещё так. Кончаешь? Который раз? Не помнишь, со счёта сбилась? Ну да ладно, прощаю ради дочери. Маринка и правда хорошей женой оказалась. А сейчас и ты стала женой. Не догадывалась? Так чьи это проблемы? Всё, больше не можешь? Ну тогда принимай семя мужа в своё лоно. Интересно, кто из вас всех первой забеременеет. Не мать, точно. Она спиральку поставила. Надька? Может быть. Маринка? Тоже нормально. Тёща? Весело будет. Ну всё, кончил. Уф! Можно утереть трудовой пот.

Лежим, отдыхаем. Потные, уставшие,но довольные друг другом. Тёща положила голову мне на грудь, руку на одно интересное для неё место, теребит мокрый и вялый отросток, ногу закинула на меня, прижимаясь к бедру мокрой щелью. Говорит

- Ты не думай, мне про тебя не Маринка рассказала. Не сердись на девочку зря. Я так была рада, когда вы поженились. Она хорошая, хоть и глупенькая. А уж как тебя любит. А про тебя мне сватья рассказала. Мы сидели как-то, два одиночества. Выпили маненечко, разговорились. Я на судьбу посетовала, а она и расскажи мне всё. И так завидно стало, что расплакалась я. А она утешает. Ну и сговорились, что мне надо переспать с тобой. ты не сердишься, что мы так, за твоей спиной? Ты не сердись. Если что, так я в сторонку отойду. Мне за сегодня не знаю кого благодарить, каким богам молиться. Шутка ли - четыре бабы на одного. Где ж мужику не сломаться, вынести. ты не думай, я всё понимаю. Ты ведь больше не придёшь?

- Конечно не приду.

Тёща рывком села на кровати. В глазах испуг и тоска.

- Да я всё понимаю. Старая я уже. Спасибо и за то, что сразу не оттолкнул. - А на глаза набегают слезинки. - Ты не думай ничего. Ты только Маринку не бросай.

Перебил.

- Ты не поняла. Не приду, потому что теперь ты к нам приходить будешь. Или совсем переберёшься. Места хватает. А уж с Маринкой и с матерью сама разбирайся. Не девочка чай, по за углами встречаться, счастье воровать.

- А Надя?

- А что Надя? Надю замуж отдавать пора. Есть парень, тенью за ней ходит. Отдадим, пусть живут. А у меня так и останется три жены. Такое устроит.

Мигом повеселела.

- Ещё как устроит. Так что, я теперь вроде как жена тебе?

- Почему вроде? Самая настоящая жена и есть. Со всеми правами и обязанностями.

- А права какие?

- Ты что, маленькая? Все права, что положены жене. К тому же девочки, отправляя меня к тебе, настоятельно потребовали, чтобы я тебя не обижал. Я тебя обидел?

- Нет, что ты? - Тёща замахала руками. - Это я тебя обидела.

- Чем?

- Да уж...нехорошо получилось...

- Перестань. Ты захотела мужика, ты его получила. Он тебе понравился, ты ему тоже понравилась. Понимаешь, уж так устроены мужчины, что если не захочет, то и не сможет. Это женщина может просто подставить писю свою и потерпеть. А раз уж у меня на тебя встал, значит ты мне нравишься. Так что все права и обязанности, повторяю, в полной мере относятся к тебе отныне и до той поры, пока не решим расстаться.

- Да? Ну тогда, муж мой, держись! Чего ты не исполняешь свой супружеский долг? Хватит лениться. Сейчас я тебе кое-что подниму.

Наклонилась, стоя на коленях, откинула волосы в сторону, чтобы мне было всё видно и начала пробуждать к жизни усталого бойца. Причмокивает, приговаривает

- Уй, какой вкусненький! Ух, какой сладенький! Ой, поднимается! Ты лежи, лежи, я сама всё сделаю. Устал, отдыхай.

Заботливая какая. Оседлала, сама заправила, сама раскачивается. Закинула руки за голову, кожа натянулась, грудь приподнялась. Грудь крупнее материной и Маринкиной. Протянул руки, сдавил груди, свёл вместе, потянул к себе. Она наклонилась, подставила груди под поцелуи. Взял в рот сразу оба соска.

Вновь лежим рядом. Тёща довольная. Только её смущает, что я так и не кончил. Глупая, мне теперь не скоро это сделать. А она себя корит.

- Ты скажи, что сделать.

- На живот ляжь.

- Ты туда хочешь?

- Куда?

- Ну... в зад...ты скажи.

- Вообще-то не совсем так. Просто мне нравится сзади быть. Видно всё хорошо, попу можно тискать. Но если ты хочешь в попу, давай попробуем.

- У меня крем есть, купила специальный. Мне Маринка говорила...Ой! Дура я!

- Да ладно. Это мы пробовали, что и как.

- Тогда ладно. Ты не сердись, не со зла же это. Нести крем?

- Неси.

А что его нести, когда всё рядом, давно приготовлено. Легла, упираясь грудью в постель, приподняла зад, руками развела ягодицы.

- Помажешь?

- Да.

Нанёс крем, втирая в дырочку, вокруг, намазал головку. Судя по проходу, будет мягче, чем с Маринкой.

- Будет неприятно или больно, скажи, не терпи.

- Ладно.

Глухо, будто из бочки. Лицом в подушку уткнулась. Приставил головку, слегка надавил. То ли смазка такая качественная, то ли проход не я первый посещаю, но вошёл легко. Хуй тесно обхватило горячее и эластичное нечто. И вскоре уже он содрогался, выплёвывая в тёщину задницу сперму. Вытащив из попы успокоившийся прибор, наблюдал, как медленно закрывается дырочка, выдавливая капельки спермы. Как вибрируют края. Потёрся головкой о не полностью закрывшуюся попу. Тёща вздохнула, развернулась.

- Тебе понравилось?

- Очень. Тебе не больно?

- Глупенький! Я даже кончила. Не думала, что туда так хорошо. А маму с девочками ты тоже...это...

- Тоже и это. И тебя буду тоже и это. Жена ты мне или кто?

- Ой, я и забыла! Лежи, муж, сил набирайся, я мигом.

Убежала, потом прибежала, принесла влажное полотенце, вытирает. Да меня так не ублажали ни мать, ни девочки.

- Поспишь?

- Да. Ложись рядом, обнимай меня и ногу вот сюда. Ага. А я твою письку щупать буду.

Хихикнула.

- Тебе можно, ты муж. И мне можно, я жена. Я тебя щупать буду.

Проснулся. Тёща, точнее теперь уже очередная жена, лежит рядом, голову рукой подпёрла, смотрит на меня. А они с Маринкой очень даже похожи.

- Ты чего?

- Любуюсь. Я самая счастливая на свете. Мужчина рядом, любящий и любимый.

- Ну это ты загнула. Я ещё тот подарок.

- Ты хороший, не наговаривай на себя.

- Я тиран, самодур и деспот. Полный список можешь просмотреть у сестры. На трёх листах мелким почерком.

- Ты не такой. К тому же сестра тебя любит.

- А вот представь картину. К примеру вы с матерью, или Маринкой, или все вместе на кухне что-то делаете. И тут заваливаюсь я, сердитый. Хватаю тебя, наклоняю на стол, ставлю раком и задираю подол, стягиваю трусы и...

- Не стягиваешь.

- Что?

- Трусы не стягиваешь.

- Почему?

- А зачем я буду дома трусы надевать, если муж вдруг захочет в любой момент. А что раком поставишь, так ты мужчина. Что захочешь, то и сделаешь.

- Так другие рядом.

- А они пусть завидуют, что ты выбрал меня.

- Тебя можно напугать?

Вздохнула тяжело

- Можно. Если скажешь, чтобы я пошла вон.

- Ну это навряд ли. Кстати, который час? на работу же надо.

- Какая работа? Совсем ухайдокали мужика. Всё, график надо составлять, чтобы не чаще раза в неделю. Или пока сам не захочет. Суббота сегодня. Отдыхай.

Ну раз суббота, раз торопиться некуда, то... Мягко завалил тёщу на спину, начал целовать губы, лицо, шею, грудь, живот, ниже и вот оно

- Ааах! Аааа! Ууууу!

Тёща извивается, руки скребут простыню, царапают спину, ногти больно впиваются в плечи. Сама встаёт на мостик, падает на кровать и вновь выгибается дугой. Бёдра то сжимаются, сдавливая мою бедную голову, то широко расходятся в стороны.

Повернул полубессознательную, безвольную тушку на живот, приподнял попу. тёща расслабила ягодицы, ожидая напора с тыла. Нет, милая, пизду подставляй. Сжимая её бедра своими, придерживая задницу на весу, яростно ебал тёщу. Да какую тёщу? Жену я ебал, жену. Пусть не законную, но жену. А ей, по ходу, без разницы. Только постанывает, иногда пропищит что-то. Хуй, зараза, несколько раз выскакивал. Направлю куда надо, а он вновь выскочит. И в попу вставлял не очень глубоко. Всё расслаблено, всё доступно. Устал, навалился на спину женщине и через некоторое время самым позорным образом заснул. А проснулся от того, что кто-то меня гладит по лицу, целует. Открыл глаза - Маринка!

- Ты как тут?

- А мы с мамой пришли, а ты спишь. А они на кухне, а я к тебе. А ты всё спишь и спишь. А я соскучилась. А ты спишь...

Прервал её разговор поцелуем, подмял под себя. Марина уже голенькая, приготовилась, только ножки раздвинуть. Что она и сделала. Да что она творит? Она же никогда так не кричала. А, понял. Это она заявляет свои права законной жены, старшей жены, а вы, все остальные, в сторонку и допуск к телу мужа будете получать по особому разрешению. Хорошо, что в тёщу, тьфу ты, в жену, не кончил. Маринке всё досталось. Устали, лежим, отфыркиваемся. Маринка вдруг позвала

- Мама! мама! Обе идите сюда!

Влетели две фурии с готовностью защитить доченьку от любого врага.

- Что? Что случилось?

Маринка села на кровати. Голенькая, а кого стесняться. Сел рядом. Она меня обняла.

- Я вчера не сказала вам. Вот...

-Да что случилось?

- Не перебивайте. Я вчера у гинеколога была. Короче, я беременна. Вооот.

- Уррррааааа!

Дикий танец в исполнении голого папуаса, с прыжками, обниманиями двух мам и Маринки, с тасканием её на руках, с поцелуями всех во все части тел, куда попадали губы.

Надьку выдали замуж. И они почти сразу уехали с мужем в другой город. Он получил хорошее предложение работы, от которого трудно отказаться. Остались втроём. На Маринку боялись дыхнуть, сдували пылинки. Мамы, конечно. Животик рос, Маринка стала спать одна. Можно ведь во сне толкнуть нечаянно. Психовала, что подурнела и я её разлюбил. Успокаивал проверенным способом. Раз уж было нельзя иначе, то ласкал её ротиком. Она успокаивалась.

- Знаешь, почему я тебе верю?

- Почему?

- Потому что ты никуда не пойдёшь. Хорошо, что с нами живут мамы. И хорошо, что они спят с тобой. Ты и не нуждаешься ни в чём. Хитрюга!

- А помнишь, с чего всё началось?

- Помню. С курсовика.

- Жалеешь?

- Дурак, какой ты дурак! Люблю. А ты?

- А я жалею.

- Что?!

- Жалею, что раньше не стал встречаться с тобой. Не знал, что ты такая замечательная!

- Льстец. Врёшь, но приятно.

- Не вру.

- Ладно. Посиди со мной, а я вздремну.

Маринка родила здоровую девочку. Теперь у меня в доме вновь четыре бабы. Пообещала, что следующий будет сын. А у тёщи, то есть жены, начал расти животик. Никто не мог подумать, что на пятом десятке лет можно зачать, а вот поди ж ты, как получилось. Мать посмеивается, шутит про кроличью породу сватьи и её дочери. Тёща вначале хотела аборт сделать, но убедили оставить ребёнка общими усилиями. Пригрозили, что в случае чего у неё есть куда идти. Тёще уже нельзя, маринке ещё нельзя, матери можно. Но мы тихонечко, чтобы не возбуждать зависть. Правда Маринка обещает взять все долги, как только будет можно. А я как пионер, завсегда готов.


Оцените этот порно рассказ:        
Опубликуйте ваш порно рассказ на нашем сайте!


Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:

Порно рассказы опубликованы на ReadPorno.ru. Читайте также эротические рассказы.
ReadPorno.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов. Тексты и права на них принадлежат исключительно их авторам.