ReadPorno.ru - это специально отобранные порно рассказы и порно истории от лучших авторов со всего Интернета. На нашем сайте самая большая и регулярно пополняемая коллекция порно рассказов на любой вкус, отсортированных по категориям и рейтингу. Читайте порно у нас!
ПОРНО РАССКАЗЫ:
ПОРНО РАССКАЗЫ:
... Когда они подошли к машине, Келли тихо села на переднее сиденье. По дороге домой Келли молча сидела, сжав правую руку между бёдрами и слегка наклонившись вперёд, поскольку её мочевой пузырь начал ощутимо болеть.
     Дорога заняла всего 15 минут, но это время было для Келли настоящей пыткой, она ещё ни разу в жизни не хотела в туалет так сильно, как теперь. Девочка постоянно чувствовала жгучую боль в нижней части живота, и ей приходилось всё время напрягать тазовые мышцы, ... [ читать дальше ]
... Она присела на корточки, но видела по часам, что ей оставалось терпеть ещё две минуты, и пыталась дотерпеть эти 120 секунд.
     Но вскоре Дженни задержала дыхание, схватилась руками за живот, и мочевой пузырь вынудил её выпустить крошечную струйку мочи. Поскольку Дженни уже не выдержала несколько капель, я поставил перед ней контейнер, и моя девочка сумела передвинутьсявперёд и присесть над ним как раз вовремя. Её время закончилось, и Дженни широко раздвинула ноги и выпустила невероятный пот... [ читать дальше ]
Название: Подмена
Автор: Аксис
Категория: Первый опыт
Добавлено: 17-03-2013
Оценка читателей: 5.76

Эта история началась с того, что мы с Вовчиком, с моим лучшим другом, решили поменяться на время своими девчёнками. Ну, де-вушками значит своими. Всего лишь на один день. Вы, надеюсь, уже догадались, в каком плане поменяться-то? Нет ещё??! О, господи, ну конечно же в половом… В каком же ещё-то? Не в кино же, в самом деле, с ними сходить-то!!! Дело в том, что нам каждому уже давно хотелось попробовать подружку другого. Ему мою Маринку, а мне его абалденную красавицу Вику!

Нет, Марина была у меня тоже дев-чёнкой, что надо, и было ей шестнадцать лет. А вот его Виктории ещё всего лишь только четырнадцать!!! ( В то время, как нам обоим, ду-ракам, уже ёбнуло по девятнадцать!) Он ей сам лично всего лишь только два месяца тому назад целочку порвал!!! Нет! Абалденная просто девочка! Натуральная блондинка!!! А Маринка была у меня брюнеткой. Тёмненькая значит. И так как наскучило нам одно и тоже, так нам вдруг захотелось разнообразия.

И мы как-то по-пьянке обои друг-другу в этом признались. Девчёнки у нас были сговорчивые, тем более хорошо друг-дружку знали, и поэтому согласились без проблем. Ревности тут не было абсолютно никакой. Все понимали, что всё это будет всего лишь, как бы игрою! А может быть девчёнкам и самим тоже хотелось разнообразия. Кто его знает? Тем более, что они ведь были почти как подруги. Но, так или иначе, а договариваться нам долго насчёт всего этого не пришлось. Против не был никто. .

И вот, как-то в самом-самом начале лета, (четвёртого, помнится, июня всё это произошло, в понедельник), когда девчёнки уже не учились, а мои предки были на работе, мы все вчетвером собрались у меня на хате. А жил я в новом микрорайоне, в девятиэтажке, на седьмом этаже. Вот на моём-то седьмом этаже всё это впервые и случилось. А почему впервые? Знаете, как дурной пример заразителен?!

Да потому что потом сообща мы ебались ещё не один раз!!! И на всевозможных вечеринках, и даже в походах, то есть, в наших вылазках на природу, у нас с Вовяном было уже теперь, у каждого, как бы по две законных «жены»! А знаете, как это прикольно, спать в палатке с двумя девчёнками сразу… Вышел из одной и тут же «нырнул» в другую, в такую же живую всю и тёпленькую!!! А-а-ай… ка-а-ак же это, и в самом деле, всё же прикольно-то: ебаться с двумя девочками сразу! Кайф двойной!!! Если ещё и не больше… А поначалу всё происхо-дило именно так. Чтобы нам поначалу было бы не стыдно, и чтобы наши девочки не так уж смущались, мы с Вовчиком решили сперва попробовать с ними в разных комнатах.

Он значит с моей, а я с его. Вика, паразитка, была особенно уж в тот день красива. Неужели, для меня всё-таки старалась? Накрасилась, намакияжилась, как кукла, хотя и так была бесподобной красавицей. Да ещё и так от неё за версту несло духами. Когда они с Вовчиком пришли, я сразу это почувствовал, ещё в коридоре, как от неё разит духами. Причём, такими абал-денными! У меня аж дыханье в груди перехватило от этого тонкого и изысканного аромата (аромата именно вот наслажденья), да ещё и когда глянул на неё.

В короткой серенькой юбочке, в лёгкой белой майке, на которую так красиво стекали ей на плечи её, слегка вьющие-ся, светло-русые волосы, она так возбудила меня с ходу своими черезчур уж молоденькими ещё такими бёдрышками, на которых уже име-лась однако вся эта подростковая, аппетитненькая такая вот припухлость, уходящая под коротенький её подольчик, что мне аж сделалось дурно! Даже и не поверилось, чёрт возьми, что вот наконец-то сегодня я буду её трахать!!! И причём, очень-очень уже даже скоро! Ощу-щать на своём тугом члене скольженье её нежненькой и, до сих пор запретной для меня, её писечки!!! Реально прямо вот так вот чувство-вать всего-всего себя в ней!!!

В такой красавице!!! Которую мне уже давно, между прочим, хотелось попробовать! Реально прямо так вот узнать, а какая ж она есть-то, детка такая вот прелестненькая, вся-вся в писечке-то??! Эта нежненькая такая вот голубоглазая вовкина ми-лашка! С которой он познакомился четыре месяца тому назад в клубе на танцах и целых два месяца потом её «обкатывал», прежде чем «заломить ей целяк»! Неужели отпала лафа, только одному ему ебать такую юную до бесподобия красавицу?! Нужно ж было когда-нибу-дь с другом-то всё же поделится! Тем более, с лучшим!!! Нет, нужно отдать должное, что с Вовяном мы ничего друг для друга никогда не жалели. Если на рыбалке у меня не клевало, он мог отдать мне весь свой улов, сославшись на то, что всё-равно, мол, дома готовить неко-му.

Если в драку, то друг за друга горой! Поэтому, неудивительно, что и с «тёлочками» с нашими у нас такое произошло. Господи, вот ещё и их будем жалеть друг для друга?!! Тем более, каждый понимал, что может в любой момент, ни сегодня-завтра, со своей расстаться. Вся-кое ж в жизни бывает. А так, будет хоть, что потом вспомнить. Когда их рядом с нами уже не будет. Мы-то друзья с ним на всю жизнь!!!

- Ой, Вика! Какая ты сегодня красивая!!! - не удержавшись, отвесил я комплимент вовкиной малолетке ещё в коридоре своей кварти-ры. - Сознайся, для меня, что ли старалась? Ы-ы-ы…

- Серёжка! Иди нафиг!!! - засмеялась та и, закусив губы, посмотрела на меня такими глазами, как может только посмотреть на тебя девчёнка, которая, проказница такая, уже знает, что будет сегодня, и именно вот причём сейчас, уже очень даже скоро, ебаться с тобой! –

- Ты это специально мне сказал, чтобы перед Вовой меня опустить? Да?! Между прочим, это я для него старалась! А не для тебя!!! Ясно?! У тебя вон, у самого есть, кому для тебя стараться. Привет, Марин! - бросила она, подошедшей ко мне сзади, Марьяшке. - Как дела-то у тебя, родная?

- У нас с Серёжей всё отлично! А у вас как??! - положила моя ласковая сзади свои ручоночки мне на плечи.

Кстати, я с этой со «своей ласковой» аж целых три дня удержался, чтобы не трахаться! Так уж мне хотелось первый раз спустить в Викторьичку пообильнее прямо так вот… Чтобы чуть ли вот аж прямо не умереть бы от удовольствия в тот самый момент, когда моя нас-тоявшаяся, густая сперма пойдёт ей, детке, которая уже так давно мне нравилась, прямо аж вот именно в матку!!!

- Ой, девчёнки, да хватит вам. Будто бы давно не виделись. Со вчерашнего целого дня! Да?! - остановил их Вовчик, хлопнул меня дру-жески по плечу и сказал: - Давайте-ка лучше на кухню обои дуйте! Закусить чё-нибудь там по-быстренькому приготовьте. У нас тут с Се-рым особая методика насчёт вас имеется. Спаивать вас сегодня будем обоих. Чтобы не так уж шибко стеснялись…

- Ой, да ладно уж! Мы и не стесняемся!!! - засмеялась со мной рядом моя Марина. - Правда ведь, Викуль? Или ты стесняешься?

- Немного… - пожимает плечами абалденная эта блондинка, такая ещё, чёрт возьми, юная прямо – приюная, и смотрит опять через закушенные губы на меня, и улыбается, улыбается, засранка такая, знает ведь уже и сама, что будет вскорести ебаться со мной.

Да собственно, мы уже и все знаем, для чего мы тут сегодня собрались. Чтобы внести бы хоть какую-то там живость в наши, уже наскучившие, половые отношения. Девчёнки просто знали, что если они будут ходить налево, мы их просто пришибём, засранок! А пое-баться с кем-нибудь другим даже и нам, парням, иногда хочется, не то что им, ссучкам!!!

- Ладно, хорош базарить! Дуйте на кухню. Марьяш, надеюсь, что минут через пятнадцать мы будем с тобой уже в постели? А, детка?! Чего-то мне уже прямо невтерпёж!!! Сегодня единственный день, когда Серёга добрый и мне с тобой разрешил!

Теперь уже настала очередь озорно засмеяться моей Марине, подогревая тем самым мою, неожиданно откуда-то взявшуюся, ревно-сть. Ведь она была у меня изящненькая, стройненькая тоже девочка. И одета эта «стройненькая девочка» была в тёмно-синенькие джинси-ки (это наверное для того, чтобы Вовчику пришлось бы подольше с ней сегодня повозиться) и в голубенькую маечку безрукавку. Из-под которой так, между прочим, соблазнительно тоже выпячивались её пухленькие и аккуратненькие прямо такие вот грудки… Да-а-а… пред-ставляю, как Вовяну хотелось тоже попробовать мою Маринку!ичуть прямо наверное не меньше, чем и мне его Викочку.

- Ну ладно, чё в самом-то деле… Пойдёмте лучше на кухню все. - вот приглашает уже всё же гостей моя Марьяшка, - Вова, а чё там у тебя в пакете? Ты хоть догадался-то вина какого-нибудь хорошего взять? Или там одна только водка, как у вас обычно?!

- Вино, девчёнки, потом будете пить. Нам нужно от вас, чтобы вы сегодня были у нас пьяными! - вставляет опять Вовчик.

- Вот негодники!!! - смеётся Марина. - Сговорились оба? Да?!!

И вот мы уже все вместе в весьма хорошем таком и возбуждённом настроении проходим на кухню.

Не буду описывать, как мы тут торопливо спаивали девчонок. Ебаться нам хотелось, конечно же, уже просто невтерпёж! Особенно после того, как его Вика села ко мне на колени, а моя Маринка, сучка, к нему. И это произошло уже после того, как мы заставили их обоих выпить грамм по сто водяры. Прямо по полстакана им налили, вот так вот на глаз, и заставили обоих выпить, закусив, притащенной Вов-кой, колбасой. При этом Викулечка, бедная, аж поперхнулась, так в неё, в детку, эта водка не пошла.

Господи, ну вот видно же, что сов-сем-совсем ещё девчёнка ведь! Как же это Вовке было не стыдно-то ей целку рвать, а?! Но, в тоже время, если постеснялся бы, то и я бы её сегодня, получается, тоже не попробовал бы! А так хочется такую вот изящненькую, хрупкую девочку ощутить у себя на половом члене!!! Всю-всю полностью вот прямо, до отказа!!! И такую, причём, симпатяшку!!! Вика - она всегда была просто моей тайной мечтой!!! Так за-видовал Вовяну, особенно когда узнал, что он уже начал с ней спать! Увидев, что она сейчас поперхнулась, что в неё водка не пошла, мне стало даже жалко девчёнку.

- Вика, не пей, детка! Иди лучше сюда… - вот подзываю я её к себе и, потянув за руку, усаживаю её в момент к себе на колени. Пер-вый! Увидев это, Вовка тоже усадил тут же засмеявшуюся мою Маринку на колени к себе. - Викочка, маленькая моя, может быть ты всё- -таки и так не будешь меня стесняться? А?! Может быть тебе не стоит больше пить?

- У-уы… Не буду… правда! Нет, я правда не буду тебя стесняться! Честно-честно!!! Только, Серёж, можно я, и в самом деле, не буду больше пить, а? - и этот ангел, чтобы я, наверное, его пожалел бы, обнимает меня даже, ласково так, за шею своей левой ручоночкою.

Бо-о-о-оже… Как я давно ждал всё же этих мгновений!!! От одной только даже ручонки её, ласковой и хрупкой, ошалел…

И тут, чтобы удержать этого, сидящего у меня на коленях, лёгенького такого – прилёгенького и вертлявенького ангелочка, который ещё и сел, к тому же, так неудобно как-то, как я его прямо силком сюда, к себе на коленки, и затащил, догадываетесь, куда мне пришлось положить ему свою руку? О, господи, ну конечно же на его наинежнейшее бёдрышко! Прямо на его пухленькую ляжечку, которая обожг-ла мне сразу же пальцы своей необыкновеннейшей нежностью, потому что на ней не было ни капрончика колготок, ничего!!! Просто неж-ненькая такая вот девчячья ляжечка, и всё!!! Возле самой-самой уже, считай что, юбочки! А знаете, как здесь девичья кожа нежна? Пол-ностью уже беззащитная и слегка-слегка ещё даже такая вот как бы прохладненькая на ощупь! Но однако уже в тот же миг согревшаяся от твоей ладошки… Это только в самый первый миг она прохладненькая, когда ты только-только как коснёшься её пальцами, а потом тут же доверительно согревается от твоей ладошечки и делается тебе уже такой прямо родной-родной, потому что ты уже знаешь досконально, что будет там, выше…

- А я ведь могу и проверить… Будешь ли ты меня стесняться или нет?? - еле сдерживая взволнованное своё дыханье, смотрю я этому ангелу, вот так вот близко-близко, в его пронзительно синие там, вглубине, глаза. Уже вдыхая в себя его нежнейший аромат. Понимая уже, что так могла пахнуть только лишь одна она вот, Викторьичка!!! Детка, каждый грамм которой, сидящей сейчас у меня на коленках, явля-ется для меня чистейшей драгоценностью! И в особенности, конечно же, эта пухленькая такая вот её ляжечка, пригревшая сейчас на себе мои жадные пальцы.

Когда, не то, чтобы там подумать страшно, а даже вообще и не представляется, что ж она мне сегодня подарит-то, эта наинежнейшая и ещё по-подростковому чуточку пухленькая такая вот, и так давно-давно уже мной наижеланнейшая, девчячья ляжечка… Обыкновеннейшая, между прочим!!! Совсем обыкновенная такая, молоденькая девчёночья ляжка! Пухленькая, особенно, когда она растеклась сейчас у меня вот так вот, на коленке…

- Проверяй… - спокойно смотрит девчёнка, после того, как граммов пятьдесят водки, мне на радость, попало всё же для храбрости в её юный и растущий организм. В организм такой вот наикрасивейшей, голубоглазой и белокурой сказки… Да эти граммы, что всё ж таки попали ей вовнутрь, они - самые драгоценные граммы водки во всём мире! Потому что, подарят мне вскоре её любовь!!! Любовь ангела!

- Эй, ребята!!! А нам можно поцеловаться-то хоть? Или сегодня только трахаться разрешено? - смеётся рядом с вовчиковых колен Марина, которая, ссучка такая, осушила все сто грамм!!! И не поперхнулась даже! Всё-таки шестнадцать лет, как-никак, не четырнадцать.

- Им можно поцеловаться? - спрашиваю я сидящего у меня на коленях ангелочка, посильнее надавив при этом пальцами, так вот неза-метно, на внутреннюю сторону его мягенькой до изумленья ляжечки.

- У-угу…

- А нам?

- М-м-м… Серёж, я не люблю целоваться! Правда. - отворачивается вот уже от меня засмеявшаяся девчёнка, находя в себе силы, чтобы не замечать бы моей, потянувшейся ей прямо под юбочку, ладони.

Бо-о-о-о-оже… ка-а-ак я одурел от самого даже лишь только пониманья того, что рядом её плавочки! Той, о которой я раньше мог только лишь мечтать!!! И так как я был уже натренирован на Маринке, а девчёнка старалась упорно не замечать моей наглой руки, то кон-чилось всё это тем, что я и эту Викочку взял тоже, детку, прямо под лобочек, ощутив, как она лишь только тихонько так дёрнулась в моей ладошке, в то самое время, когда соседняя пара уже вовсю целовалась.

О, господи, что тут началось-то, а!!! Когда я уже взял свободной рукой второе, чуточку пухленькое такое же вот бёдрышко этой юной Вики, и оттащил его, силой прямо, по другую сторону своих колен, усадив девочку себе на колени как бы верхом! К себе спиной и верхом, добившись при этом естественно того, что, при раздвинутых нож-ках, она зашла мне тут же в пальцы, пускай даже и через тоненькие плавочки, но именно уже упругенькой и пухленькой такой вот мяко-тью своих половых губ, которые были у неё, как и у моей Маринк
и, прямо под этой вот твёрденькой и тугой-тугой такой вот косточкой!

А-а-ай… бля-а-а-а-адь… твёрдость и мягкость в живой девочке!!! Ка-а-ак это возбуждает!!! И когда всё это прямо тут вот рядышком! Прямо под твоими жадными и наглыми пальцами!!! Прямо в твоей ладошке!!! Вот оно, считай что, уже твоё!!! Хуина у меня аж гудит!!! Та-а-ак ему уже хочется в пизду этой юной Вики!!! И я уже даже знаю, знаю, как её, детку, сейчас возьму! Так же, как и свою Маринку частенько любил брать.
Держа под лобочек!!! Сзади, и держа её прямо у себя в руке, под эту твёрденькую и, в то же время, слегка жирно-ватенькую такую вот косточку её лобка, которая аж перекатывается сейчас под плавочками и у меня под пальцами прослоечкой пух-ленькой, обтягивающей её, кожи!!!

А плавочки-то так тонки! Бо-о-о-о-оже… Даже почти и не ощущаются!!! На ощупь, это просто какой- -то тоненький такой шёлк! Которому так повезло соприкасаться с писечкою Сказки!!! Я весь, весь уже чувствую живую пизду этой юной такой вот и разъехавшейся прямо у меня на коленках Сказки!!! Ка-а-ак же мне уже мучительно-то просто так вот хочется ей поскорее вдуть!!! Да у меня, наверное, мозги напроч расплавятся, когда буду в неё кончать! В такую вот молоденькую и нежную детку!!! А она ведь, кисочка, ещё и не знает-то даже, что член у меня большой! Который достанется сейчас её нежненькой вот этой вот писе…

Ка-а-ак я буду кончать ей сейчас прямо аж в матку!!! А!!! Этой вертлявенькой такой вот, чувствуется, Вике! Маринка-то у меня уже привыкла, а как же, интересно, эта милая рыбка всё-всё это сейчас вытерпит-то, а??! В свои четырнадцать-то всего лишь каких-то там лет?!!

И тут я замечаю, что Вовка, в двух шагах от меня, засосав внаглую мою Маринку, да так, что та, ссучка, аж выгнулась в его руке, за-мечаю, как он тоже засунул свою жадную ладонь прямо ей промежду ног! Что позволило ему при её раздвинутых бёдрышках, изящнень-ких прямо таких вот, тоненьких, да ещё и плотненько так обянутых джинсиками, начать буквально растирать, разминать ей пальцами всё содержимое её промежности, отчего, я уже догадываюсь, у неё сейчас всё там, в пизде, под этой убойной бронёй джинсов и под плавоч-ками, аж прямо уже всё-всё помокрело, у бедненькой!!!

Да-а-а… а вот его-то принцесса Вика, хоть даже и целоваться со мной не стала, но зато зашла мне в пальчики как будто бы вот прямо голой своей писькой! И я почувствовал тоже вдруг пальцами, как плавочки-то у неё стали влажными. Да-да, очень так доверительно, чтобы я конечно же это почувствовал, и слегка даже так вот намокли в том месте, где в писечке этой наинежнейшей и изворотливенькой такой детки долж на была имется дырочка!!!

О, господи, ка-а-ак я хотел своим тугим членом, - и прямо ей в эту дырочку… ( Представляете, так чувствовать письку молодой девчёнки!!! Да ещё и когда она, сладенькая, аж вьётся вся-вся в твоей ладошке!!! Какая там, к чёрту, пухленькая мякоть на её ляжке! Она уже давно забыта!!! Детка, наинежнейшая, наик-расивейшая такая детка - принцесса, - и она сейчас вся-вся, так вот доверительно, своей писей у тебя в пальчиках!!!)

И здесь я ошалел от простой мысли: «А что мне, собственно, мешает-то??!» Сколько можно заниматься «онанизмом»?! Ну если уже договорились с Вовяном, что, в обмен на Маринку, я буду его красивую Сказку сегодня ебать, то тогда, собственно, почему ж я её до сих пор-то ещё и не ебу? Что ж мы занимаемся-то с ней, в натуре, какой-то дрочкой?!! Да я просто умру, наверное, если моя горячая сперма не отправится очень даже скоро в её юный, ещё растущий, и очень-очень даже вертлявый такой вот девчячий организм!!!

И тут, быстро поднявшись вместе с девчёнкой с табуретки, благо, она была такой лёгкой, да-да, прямо подхватив её, лёгенькую, на руки, я безо всяких там возражений с её стороны, в одну секунду, выношу вот уже её, эту белокуренькую такую прелесть, из кухни, оста-вив там Вовяна с Марьяшкой, и уже в коридоре, почувствовав, как бешено заколотилось у меня в груди сердце, ставлю её там на ноги.

- Туфельки свои возьми-ка…

О, боже, вот знаете, что я сразу же сейчас почувствовал и понял с первых же секунд по покорности девочки? Что, согласно нашего договора, она сегодня моя «рабыня». И эта Сказка с голубыми глазами, которые там, вглубине своей, аж прямо у неё такие вот синие, что от этой глубины, и я всегда это чувствовал, у меня аж холодные такие мурашки идут по телу, она сегодня полностью и бесприкословно бу-дет во всём мне подчинятся!!! Я понял это сейчас уже с первых же мгновений.

Ещё только, когда полез ей под юбку! Запросто полез под юбку той, о которой мог раньше только лишь мечтать!!! Такая вот полная покорность которой мне даже и во сне-то не могла присниться!

И вот, подтверждая мне без лишних слов эту свою полнейшую покорность, от которой у меня аж голова идёт кругом, девочка накло-няется, берёт те самые белые свои туфельки на высоком каблучке, в которых она сегодня пришла ко мне, и я за руку, весь уже горя страст-ным нетерпеньем, тащу её, уже такую вот тоже, чувствуется, приличненько возбуждённую, в спальню своих предков, оставив свою комнату, как мы и договаривались, Вовчику с Маринкой.

- Серёжа, как ты хочешь?.. - вот задаёт эта юная Сказка такой простой, казалось бы, вопрос, когда мы уже остались с ней наедине, когда я и сам уже чувствовал рядом её взволнованное дыханье, что у меня от всей этой простоты всего происходящего, от такой вот прямоты и прямолинейности, заданного ею, вопроса, аж мозги, честное слово, переклинило.

Я уже ничего не соображал, кроме того лишь только, что буду её сейчас трахать!!! Трахать не свою Маринку, к которой я так уже привык, а ту, которая до сих пор казалось мне просто недосягаемой! Засматриваясь на которую, когда она была рядом с Вовчиком, я мог только лишь кусать мысленно локти, что она, такая прелесть, и не моя!

- Господи, Викочка! Ты даже не представляешь себе, как я тебя хочу!!! - невольно вырвалось у меня, когда я, как завороженный, всё ещё не мог никак понять то, что такую вот красивую до беспамятства девочку я буду сейчас реально ебать!!!

- Серёженька! Я тоже тебя хочу… - заставив ещё сильнее заколотиться моё сердце, ответила улыбнувшаяся Принцесса.

Боже, она что, специально что ли хочет, чтобы я с ума бы от неё сошёл?! Неужели ж она ещё не поняла, что я и так от неё без ума!!!

- Плавочки быстрее снимай, моя сладкая!

И вот, пока Принцесса полезла себе под юбочку, стягивая с себя те самые лёгенькие-прилёгенькие алые шёлковые свои плавчёнки, ко-торые на ней имелись всё это время, я принялся с книжной полки быстро скидывать на пол почти все книги, стоявшие на ней, и склады-вать их затем возле кровати моих предков, поближе к окну, невысокими такими стопками, понимая, что Принцесса низенькая ростиком и мне будет удобнее под неё, под детку, сзади подлезть, если она будет стоять, да ещё и в каблучках, на этих книжках.
Кстати, и туфель- ки-то, мне пришла в голову мысль, на неё обуть именно вот по этой-то тоже причине. Чтобы она стала бы немножко как бы повыше...

- Давай, милая, разворачивайся спиночкой, на книжки на эти вот становись… Во-о-от… А левую ножку поставь на кровать! Нет, Вик, не коленочкой, а прямо так вот, туфелькой. Вытягивай ножку прямую туда подальше, по кровати… Во-о-от… Моя сладкая!!!

- Серёжка, у меня туфли грязные! Мы же сейчас твоим родителям всю постель испачкаем!!! - смеётся, уже развёрнутая ко мне спиной, девчёнка в то самое время, когда, спуская с себя полностью штаны, а затем и плавки, бросая их на пол рядом с её алыми плавчёнками, ко-торые подействовали на меня, кстати, буквально вот прямо, как на быка, я уже высвободил наконец-то для наслажденья ею свой, нали-вающийся небывалой аж прямо такой вот мощью, хуинище!!!

О, боже, как хорошо, что она, детка, не видела, что же ей сейчас достанется-то! Была развёрнута ко мне уже спинкой. А то точно бы, наверное, мне не дала.

- Нет, милая, юбочку тоже, наверное, придётся всё же снять… Она ж нам мешать будет! - вот торопливо уже расстёгиваю я «мол-нию», идущую сбоку по все прямо длине этой её серенькой, ультрамодной такой юбчёнки, и вскоре эта ненужная мне тряпка уже тоже летит на пол.

Бля-а-а-а-адь… что тут дальше началось!!! Когда голую девчёнку, голую по пояс, в одной уже лишь только майке и в туфлях, я взял, пристроившись сзади, аккуратненько так, и… прямо-прямо уже под сам лобочек!!! Да мы аж обои дёрнулись, и она, и я, когда эта, резко обрывающаяся такая вот её косточка, побритая наглухо, мягенькая прямо такая вот - мягенькая, нежненькая, зашла мне доверчиво в паль-цы прослоечкой, обтягивающей её, пухленькой кожи!!! Где тут вот, прямо под ней, я уже чувствовал, у Принцессы имеется и сладкая её писечка!!!олько мне нужно было подобраться к ней с другой стороны. Отсюда вот, из-под попки! Что я и принялся тут же делать.

Благо, молодая её попочка разъехалась из-за отведённой по постели, вот так вот широко-широко всторону, её ножки. Сказка вошла мне в ладош-ку своим тёпленьким и живым лобочком вся-вся-вся, даже одним только этим уже давая мне понять, что она вот она, детка, и в самом де-ле, вся-вся-вся-прився прямо, как она вот прямо и есть, моя!!! О, господи, думал ли я о том, что буду ебать сейчас вовкину девчёнку, ког-да, потянувшись ей пальцами под попку, нащупал у неё, у дрожащей от перевозбужденья, горяченькую и влажненькую уже прямо такую вот нежность в её наидрагоценнейшей писечке?! Конечно же думал!!!

И тем больше мне это всё казалось фантастикой, когда привычно уже так, словно бы прямо Маринке, принявшись втапливать ей сюда головку своего могучего органа, я почувствовал, что пизда этой ми-ленькой и белокуренькой такой вот, хрупкой принцессы потащила меня в себя так сладенько тоже, так прямо нежненько-нежненько и тёпленько, хоть даже и первый раз в жизни, что роднее мне ничего-ничего уже прямо и не было в тот миг, когда всё это перевозбуждён-ненькое уже прямо такое вот до крайности, живое и влажненькое девчёночье мясо, от того, что я попал прямёхонько в принцессину дыро-чку, накатывалось уже, со всех – со всех прямо сторон, на, вылезающую из плоти, башку моего тугого - притугого такого фаллоса!!! Чуть нагнувшаяся и упёршаяся своими тонюсенькими ручоночками в подоконник, Вика лишь чуть вздрогнула в этот наисладчайший момент, когда её самая-самая наисладчайшая из всех в мире писечек накатилась наконец-то, вот так вот тёпленько и очень-очень ласково, мне на головку, в точности так же, как мне делала этой когда-то раньше своей писечкой и Марина. Но Маринке-то было шестнадцать, а этой…

Совсем-совсем ещё ведь соплячка!!! Писька, хоть уже и влажненькая, перевозбуждённенькая, но такая-такая прямо, тем не менее, плот-ненькая! О, го-о-о-осподи… вам приходилось когда-нибудь вводить свой могучий хуина в органы четырнадцатилетней девчёнки?!! Да ещё и такой вот, «разодранной» тобой за левое бёдрышко!!! Отведённое ей подальше-подальше всторону! Да ещё и когда ты держишь её, как попавшегося птенчика, прямо под сам лобочек!!! Бедняжка аж прикусила губы, застонала, когда почувствовала, что мой половой орган по-шёл ей, по уже хорошо проторенному Вовчиком пути, прямо конкретно в пизду!!!

Прямо уже вот именно ей в органы! А я же отчётливо почувствовал, что он пошёл мне прямо в ладошку, в которой пригрелась на данный момент живая и тёпленькая, и главное, такая – такая изворотливенькая прямо вся, чувствуется, до чёртиков девчатиночка!!! Аромат светлых волос которой, перед моим лицом, просто сводил меня с ума!!! И вот тут-то, она, деточка, уже просто не могла конечно же не прочувствовать всю реальную мощь моего, отправившегося в неё, органа! Который аж загудел, бедолага, от натуги, осознав уже так вот реально, даже и по этим светлым волосам, что уж это-то уже явно конечно же не Марина!

Что эту вот именно симпатичненькую такую соплячку он вообще берёт впервые в жизни!!! О, боже, да вы да-же и представить-то себе наверное не можете, с каким же наслажденьем я принялся заполнять этой очень-очень ещё юненькой прямо та-кой вот, очень гибкой, извернувшейся передо мной Принцессе, которая осталась сейчас в одной только белой маечке и с крохотными таки-ми золотыми серёжечками в своих прелестных ушках, принялся заполнять ей, детке, своей загудевшей от натуги мощью её тесноватень-кое, ещё очень-очень плотненькое прямо такое вот влагалище! Которое было где-то прямо рядышком под моей ладошкой! Под этой твёр-денькой принцессиной косточкой!!! Из-за чего у меня и создалось-то ощущенье, что я ввожу всё сейчас прямо куда-то себе под пальцы, прямо себе в ладонь, понимая однако, что в ней находятся сейчас органы такой вот молоденькой именно до невозможного девчатиночки-

-подросточка! Половые её органы!!! О, господи, да-да, именно вот половые!!! Мои жадные пальцы, вдавившиеся ей под косточку, уже прямо чувствовали верхний краешек её мягенькой – примягенькой такой вот писечки, в которую пошёл ей сейчас мой ненасытный член!!!

- А-ай!!! Серёжа… - с придыханьем аж дёрнулась в моих руках эта юненькая такая, белокуренькая Сказка, которую я держал сейчас, чтобы она уже никуда бы вот от меня не делась, левой рукой под низ её, оттащенного всторонку, пухленького такого вот, левого бёдрышка, а правой же своей ладонищей, как вы уже и знаете, прямо вот, под тугую, пухленькую и жирноватенькую такую вот, как она прямо и есть, косточку её девчёночьего лобка!!!

И дёрнулась-то эта сказка от того, что уже, ну вот просто очень-очень уж прямо так вот хорошо детка почувствовала, на какой же могучий и тугой хуинище-то её берут и нанизывают сейчас вот так вот запросто, словно бы просто, ну вот какую-то там бабочку на булав-ку для школьного гербария! Но, что самое-то интересное, сделать она уже ничего не может, и я по-любому уже буду вводить ей сейчас свой, такой голодный до неё, половой орган прямо прямиком в матку!!! В матку той самой красивенькой именно Вики, что чуть ли прямо не снилась, бывало, мне, ссучка, по ночам!!!

И тут, когда я отчётливо развернул ей что-то тугое-тугое такое вот и тёпленькое где-то уже в самих прямо, казалось бы, кишочках, куда ей Вовка своим членом пробраться никогда-никогда, по-видимому, не мог, его бедная Викто-рьичка так трепыхнулась, рыбка, и даже не то, чтобы там трепыхнулась, а аж прямо рванулась, бедняжечка, вскрикнув, и пойдя с этим уда-ром своего изворотливенького тельца вся-вся мне в ладошечку, в которой находилась пухленькая, тупая-тупая прямо такая вот, резко об-рывающаяся вот так вот книзу, косточка её лобка, которая, можно только лишь догадываться о том, как же, чёрт возьми, смачненько-то облегалась у этой Вики, когда она бывала на пляже, какими-нибудь там лёгенькими донельзя плавочками от купальника, выпячиваясь из- -под них очень-очень тугим и тупым аж прямо таким вот бугорком!!! И вот сейчас бедная крошка как будто бы искала прямо спасенья в моей ладони от моего же сверх-тугого такого члена, понимая и чувствуя уже, что он её изнутри сейчас аж прямо вот всю-всю, кажется, порвёт!!!

М-м-м… ка-а-ак я её, детку, прочувствовал!!! Нет, не мог просто её пожалеть, когда понял уже по этой тёплой всей-всей тугос-ти, что она – просто лишь девчёнка! И чтобы она там, такая красивенькая, себе в эти мгновенья не испытывала, но, раз уж мне выпала всё же такая возможность, я просто обязан был прочувствовать, какая ж она есть-то, эта симпатичненькая такая вот до до одуренья Викторьи-чка, тугая-тугая вся и тёпленькая-то у себя в матке?!! И поэтому я уверенно принялся вводить всё в девочку и дальше… Прямо уже в эту тёпленькую такую вот всю тугость!!! Прямо вот именно себе под пальцы!!! Прямо уже глубоко-глубоко вот, чувствуется, ей в матку!!!

- А… а-ай!!! Не-е-ет… - рванулась бедная Принцесса у меня в ладошке ещё раз, когда ей наверное показалось, что она уже просто не в состоянии справится с истинными размерами моего огромаднейшего такого фаллоса, но в этот самый момент, продрав её отчётливо из кишочков до чего-то особенно уж прямо чувствительного-чувствительного такого и тёпленького, до чего её ещё и продирать-то, такую вот четырнадцатилетнюю, безумно юную, было, чувствуется, нельзя, поймав такой невообразимейший кайф, что это уже не Маринка, а имен-но вот та самая, охуительной красоты, Викочка, я поднатужился, господи, поднапрягся даже, чувствуется, так вот, и ввёл вот наконец-то себе в ладошку, ей в органы, всё-всё прямо до последнего, прочувствовав при этом необыкновенно отчётливо, что мой могучий хуина уже весь-весь полностью прямо, до отказа, находится в теле такой вот изворотливенькой и тонкой девчёнки!!!

Бо-о-о-о-оженьки… како-о-о-ой это был кайф: засадить всё по яйца в эту вертлявенькую, хрупкую и безумно симпатичненькую пря-мо такую вот до ужаса Викторьичку!!! Прочувствовать её, детку, прямо из самих её наинежнейших девчячьих кишочков!!! Понять, что она вся-вся до последнего твоя!!! Господи, кому ж она только, такая вот безумно сладкая-то, достанется, а?! В жёны!!! Даже и поверить-то невозможно, что вот она уже наконец-то и вся-вся-вся моя!!! Как будто бы прямо натуральнейшая моя жена!!! Я весь в ней! Она, и в са-мом деле, по-настоящему прямо так вот, вся-вся-вся сейчас моя!!! Та самая блондиночка, о которой я столько мечтал! Она, детка, вот она, реально сейчас вся-вся принадлежит мне!!! Не своему там Вовчику, а мне!!! Я чувствую сейчас всё-всё её гениальное до простоты устрой-ство, все её, перегруженные до отказа, кишочки, все-все внутренности!!! Всё-всё-всё!!! Что в ней только, в детке такой сладенькой, есть!

- А-а-ай… Серёж, больно… - ворачивает меня из оцепененья сама же эта юная Принцесса.

- Маленькая моя… Ну потерпи, детка! А-а-ай!!! Ка-а-ак мне хорошо в тебе!!! Если б ты только знала…

- М-м-м-м… - мычит аж через стиснуты губы мне в ответ сладкая эта Викочка, когда, не в силах удержаться, притянув её к себе испод-низу под лобочек, я ещё аж прямо и вмазал, вма-а-а-азал её, деточку, себе в яйца, чтобы ещё лучше бы прямо так вот прочувствовать, что я весь-весь нахожусь сейчас в ней вот, в Принцессе, в юной и наикрасивейшей этой такой Сказке!!!

И вот, го-о-о-осподи… Вот я уже и принимаюсь эту, изворачивающуюся у меня в ладошке, Вику ебать! Сделав для себя тут же отк-рытие, что ебать-то её, рыбку, такую вот уже именно светленькую, симпатичненькую, и с этими вот прямо золотыми серёжечками в ушках, что имеют форму двух спаренных звёздочек, одна чуть-чуть побольше, а другая чуть поменьше, а-а-а-ай… ебать её, детку, так же легко оказывается и запросто, и так же – так же, чёрт возьми, сладко, как и свою чернявенькую Марьяшку!!! Да даже ещё и слаще в сто раз, потому что именно вот незнакомая ему девочка «прогуливается» сейчас так вот безукоризненно сладенько-сладенько и чистенько своей наинежнейшей писечкой по тугому стволу моего, гудящего аж прямо от натуги, полового члена!!!

- М-м-м-м… А-а-а-ай!!! - стонет аж и мычит бедненькая Викулечка, чувствуя, что, слегка присев под её разъехавшуюся попку, притя-гивая её к себе ладошкой, я ввожу каждый раз свой тугой до невозможного хуинище ей в органы, пускай даже и такой вот молоденькой ещё, четырнадцатилетней, но по самые-самые аж прямо вот именно яичички, до отказа, продирая её до всего-всего живого, отчётливо вводя его ей где-то там, вглубине, под этой пухленькой и жирноватенькой такой, вошедшей мне в пальцы, косточкой, прямо аж глубоко-

-глубоко вот именно в матку!!! А когда я её уже маленечко из внутренностей разогрел, почувствовал, что она, как девочка, очень-очень уж даже такая вот вся податливенькая, мои толчки ей в пиздятинку стали и ещё более жадными…

Бля-а-а-а-адь… у меня аж рассудок мутится, до чего ж она сладкая-то, эта вовкина Вика! Ка-а-ак я её всю-всю чувствую-то, а!!! Не кончить бы только в неё, в такую сладкую детку, раньше времени бы!!! Но изворачивающаяся передо мной девчёнка словно бы специаль-но прямо всё добавляет и добавляет нежности в невыносимо сладкое скольженье по моему члену тёпленького, влажненького и живого-жи-вого прямо такого вот мяса своей, развернувшейся у неё прямо под попкой, писечки!!!

О, боже, ка-а-ак прекрасны её приоткрытые от страсти губы, которые я сейчас вижу перед собой, потому что эта накрашенная, намакияженная милашка повернула даже ко мне в пол- -оборота голову, специально наверное для того, чтобы я видел бы, (в то время, как её-то длиннющие ресницы прикрыты), видел бы, как же она очень-очень так вот тонко чувствует-то и переживает тоже движенья в ней моего тугого-тугого и могучего аж прямо такого вот до предела члена!!!

- Девочка!!! Маленькая моя… Викулечка… Тебе больно что ли? А?! Рыбка!

- Ы-ы… Не-е-ет!!! Серё-о… о… о-оженька-а-а… А-а-ай!!!

И тут, бедная девочка… ка-а-ак она извернулась, вы б видели, запрокинув назад голову и развернувшись вся-вся лицом ко мне!!! Чтобы я, видимо, вспомнил бы, вспомнил бы, глянув сейчас на её безумно красивый, приоткрытый от страсти и накрашенный перламутро-вой помадой, рот, вспомнил бы, как же я хотел-то первого поцелуя с ней вот, с Принцессой, ещё совсем-совсем лишь только недавно, сидя с ней там вот, в кухне, на табуретке! И я просто не мог не воспользоваться одуреннейшей пластичностью и гибкостью, и изворотливостью, насаженного мне на член, девчёночьего тела!!! Накрыл взволнованный, жадный и горячий такой викин ротик прямо тут же, в сию секун-ду!!!

И каково же было моё удивленье, когда, извернувшаяся передо мной наизнанку девчёнка, понимая, что она никуда от меня уже дется сейчас не может, понимая, что она вся-вся-вся, до наипоследнейшей своей изворотливой такой девчячьей клеточки, принадлежит в данный момент мне, только лишь мне и никому-никому больше, когда она пошла мне в рот своим горячим и открытым ртом с такой жадностью, так дико-дико, аж прямо чуть ли не взахлёб, что в этом умопомрачительном поцелуе, когда и я тоже чувствовал, что она вся-вся моя, она, детка, помутила мне рассудок окончательно!!! Бо-о-о-о-оже… Да мог ли я разве когда-нибудь мечтать о таком вот первом своём поцелуе с белокурой и голубоглазой этой молодой Принцессой??? Мог ли вообще кто-нибудь и когда-нибудь мечтать о таком вот именно поцелуе с ней??!

Когда ты чувствуешь её своей через косточку прямо аж вот именно из матки!!! Да-да, девчёнку, соплячку, но такую одуреннейшую, такую невыносимейше красивую, и прямо вот именно из-под той самой тугой-тугой, пухленькой и упругенькой такой вот девчячьей её косточки, что прошлым летом, когда её Вовка ещё не знал, так должно быть смачно-смачно, так уж прямо тупо и туго выпирала у неё, у детки, где-нибудь там на пляже через плавочки!!! Бо-о-о-о-оже… никогда Вовке не забуду его «подарка»!!! Потому что вот в этот-то именно момент, в своём первом с его Викой поцелуе, до моих перевоспалённых мозгов и дошло наконец-то по настоящему через горячий и жадный девчёночий рот через одуреннейший вкус этой дорогой перламутровой помады, дошло, какое ж это счастье обладать полностью и безраздельно такой вот молодой и наикрасивейшей из Принцесс!!!

И благодарная вхлам девчёнка просто не могла меня за это не отбла-годарить. За то, что я, дурачок такой глупый, наконец-то всё-всё это понял. Она просто дала почувствовать мне, что сделалась какой-то странной. Моей! По настоящему вот именно моей!!! И хотя я её, детку, в поцелуе уже и не трахал, а просто впитывал в себя через её жад-ный рот, что нахожусь у неё сейчас в матке, девчёнка заставила меня пойти туда, ей в матку, дальше, глубже, уже всему-всему вот прямо--всему, всеми своими мозгами понять то, что она – девчёнка, задохнуться аж прямо от этого пониманья, потянуть к себе там, внизу, кос-точку её лобка, почувствовав, как же мягенько-мягенько и твёрденько-то вошла она мне в пальцы, и…

И тут я уже был бессилен, что либо сделать, перед благодарностью юной Принцессы!!! Ка-а-ак умопомрачительнейше сладко я принялся в ней весь-весь таять и раство-ряться! Первый раз в жизни и именно вот в ней, в этой голубоглазой и русоволосой молодой королеве Виктории!!! В Победительнице, одним словом! Которая, когда и сама оказывается побеждённой, она, оказывается, вознаграждает своего господина, Победителя её вот, Виктории, таким невыносимейшим сладострастием, добытым с вашего обоюдного согласия через её жадный рот из её вертлявого, безумно нежного-нежного и гибкого такого до чёртиков девчёночьего тела, что у тебя в этот момент «крышу срывает напроч»!!!

И кажется ещё, что аж прямо земля начинает куда-то уходить из под ног!!! Викульечка аж задрожала, почувствовав в этом первом нашем с ней поцелуе, что мой и без того могучий членище, готовясь к самому-самому первому опять же нашему с ней семяизверженью, принялся набухать, поднатуживаться прямо там, прямо вот именно где-то у неё в матке, в этой, расплавляющей мне мозги, тёплой-тёплой такой вот всей тугости!!! Делая тем самым с каждой секундой это моё первое, добытое от юной Принцессы, сладострастие всё невыносимей, всё чище- -чище и слаще!!! Бо-о-о-о-оже… вот вам, скажите, приходилось когда-нибудь кончать в девушку во время вашего первого с ней поце-луя?!!

А если даже и не в девушку, а в юную девчёнку!!! А если ещё, и к тому же, не просто в девчёнку, а в ослепительной красоты юную Королеву!!! Эти ощущенья даже и не подвластны описанью! Когда ты понимаешь уже, что ты погиб, что сейчас будет что-то нечто!!! Тебя сожрало и поглотило всего юное и изворотливое девчёночье существо и горячий, влажный, чувственный, взволнованный, широко-широко открытый, жадный аж прямо такой вот, до помутненья твоего рассудка, девчёночий рот!!! Так во-о-о-от почему она не хотела целоваться со мной тогда, на табуретке?!!

Потому что хотела, чтобы наш первый поцелуй был бы именно таким вот! Самым-самым сладким из всех поцелуев, которые когда либо только испытывало человечество планеты Земля!!! Ведь я же её не вынуждал, она же сама, сама потянулась ко мне своим одуренно прекрасным и жадно открытым ротиком!!! Я просто не смог устоять перед её чарами… И всё!!! О, детка! Милень-кая ты моя!!! Ка-а-ак я тебя люблю, моя сладкая девочка!!! Ещё чуть-чуть… Ми-илая!!!!!

Бля-а-а-а-а-адь… како-о-ой мощный толчок пошёл в следующую секунду мне в ладонь и тупо-тупо прямо так вот был сдержан, подавлен в себе этой, вдавившейся мне в пальцы, жирноватенькой и тупой такой вот девчячьей косточкой!!! Первая струя, пошедшей из меня горячей моей спермы была такой насыщенной, мощной, такой прямо до ужаса сверх-сверх обильной, она так хорошо понимала, что именно этот вот девичий организм с ней ещё не знаком, что у меня от дьявольского сладострастия аж помутился рассудок, когда через тре-петный викин рот, чувствуя, что так жадно друг-дружке в рот ещё никто-никто и никогда не вливался, как мы сейчас с ней вот, я почувст-вовал и отчётливо понял, что эта первая струя моего густого, горячего прямо такого вот до неё желанья пошла мне отчётливо прямо под пальцы, в ладонь, но только не в пустую конечно же, а в которой были органы и внутренности, и всё-всё-всё вот прямо, что есть только в безумно молодой четырнадцатилетней девчёнке!!!

И в связи с чем моя сперма пошла в тёплую-тёплую аж прямо такую вот тугость!!! Через ротик, - и прямо этой драгоценнейшей Викторьичке в матку!!! Да-да, тё-ё-ё-ёпленько так, а-а-ай… очень-очень уж так доверитель-но, как попавшемуся птенчику, прямо под моей ладошкой, - и прямо ей, деточке такой невыносимо сладенькой, в матку!!! Прямо вот именно по её перегруженным и тёпленьким-тёпленьким таким вот до невозможного кишочечкам!!! Да я прямо через дрожащий и задох-нувшийся её ротик почувствовал, как расходилась эта первая порция моей горячей семенной жидкости по её юному и развивающемуся девчёночьему организму, делая тем самым моё сладострастие просто диким таким, животным из-за пониманья того, что я растворился и растаял в этом девчячьем юном организме весь-весь прямо, с головой!!!

Можете хоть представить себе, как же ты чувствуешь-то в такие мгновенья своей доставшуюся тебе на растерзанье Принцессу?!! Когда твой хуинище уже принимается пульсировать у неё в матке, под твёрденькой и мягенькой этой такой вот косточкой её лобочка, отпуская в её трепетный и дрожащий, растущий юный организм всё новые и новые порции своего дикого, безудержного такого прямо до него желанья!!! Когда тебе кажется, что девчёночка аж прямо еле справляет-ся, детка, со всем этим сверх-сверх обилием твоей, поступающей в неё, густой и настоявшейся, мутной-мутной аж прямо такой вот спер-мы! Но справляется всё же!!! От некуда деваться, берёт вот так вот прямо и справляется!!!

Бо-о-о-о-оже… казалось никогда ещё, ни в од-ну девушку в своей жизни так сладко не кончал, как сейчас в эту, изогнувшуюся и извернувшуюся передо мной и у меня во рту прямо, Викторию!!! Победительница была просто на высоте, давая мне чувствовать через рот, как проходят ей в матку всё новые и новые насы-щенные такие струи!!! Прямо под её твёрденькую вот эту вот косточку!!! Если я так этого хочу, то прямо, по моему желанью, мне в ладо-шку! Под мои жадные пальчики!!! И каково же было моё разочарованье, когда я почувствовал, что сейчас будет всё… Конец всей этой сказки!!!

А-а-ай… ка-а-а-ак я пошёл в девчёночку, чтобы понять бы ещё напоследочек, да как же сладко-то ей, деткой, вот так вот полнос-тью всей-всей обладать, и, давая мне понять через влажный свой ротик, через внутр енности, что она, и в самом деле ведь, сейчас вот она, вся-вся-вся моя, извернувшаяся у меня на члене, Сказка отчётливо дала мне почувствовать, что она, с честностью девочки, даже и пос-леднюю порцию моей горячей всей-всей этой такой жидкости приняла по моему дикому и неудержимому желанью прямо аж глубоко-глу-боко вот именно к себе в матку!!!

Да-да, раз уж я так сильно прямо этого хотел, она, юная Принцесса, просто не могла мне отказать, и… прямо вот именно к себе в матку!!! Чтобы я почувствовал бы и тут, что она, эта моя последняя расплавленная, горячая сперма, пошла мне отчётливо прямо вот, в ладошку! В мои жадные такие прямо, до всего – до всего до этого, пальчики!!! Прямо под её вот эту вот твёрдень-кую, остренькую и жирноватенькую такую вот, побритую станком, косточку!!! Прямо в неё вот, в тёпленькую и живую мою девочку…

О, боже, ну вот как тут, скажите, можно было после всего этого не сойти с ума окончательно? Тем более, когда девчёнка, оторвавшая наконец-то от меня свой горячий рот, аж прямо ещё вся-вся дрожала, бедняжечка!!! Господи!!! Ка-а-а-ак она на меня глянула…

Близко прямо так вот - приблизко, представляете, ну очень-очень уж прямо так вот близко, взмахнула, словно хищная птица, своими густо накра-шенными, длиннющими – придлиннющими такими ресницами, заставив меня в ту же секунду аж прямо провалиться в её бездоннейшие синие зрачки, и, когда я и так был полностью от неё, от детки, подавлен, она, словно бы для того, чтобы добить меня окончательно, такая вот юная и совершенно причём безжалостная, просто напроч какая безжалостная, она, эта юная малолетка, такие глазищи на меня вскину-ла, столько было в этой глубочайшей и дико блестящей синеве всего-всего, миллиарды чувств, во всех их мельчайших ньюансах, перели-вах и оттенках, от восхищенья, вплоть до слепого преклоненья, что
нужно было быть, ну вот круглым идиотом, чтобы не догадаться бы, что это всё – только лишь начало у вас с ней, а от того, что будет сейчас вот, дальше, у тебя, у бедного, вообще, вообще мозги переклинит просто напроч, и ты поймёшь, что без неё вот, без Принцессы, не сможешь просто никак жить дальше! Что она будет нужна тебе так же, как сам воздух для дыханья!!!

А её синие глаза… да ты готов будешь отдать всё на свете, чтобы каждый день заглядывать бы вот так в них и тонуть в этой, пожирающей тебя своей красотой, бездоннейшей такой пропасти, цвета глубокого весеннего неба… Ну как, Дорогой? Рискнёшь?? Упасть в меня так, чтобы уже не выбраться бы потом из меня никогда… Ты уже вот, Серёжа, чувствуешь, ты уже на краю этой Пропасти… Ну-у… ступай же… смелее!!! Ещё один мизернейший шаг… Кроме счастья, я тебя уверяю, ты ничего больше не ощу-тишь, падая в меня вот, в твою сладкую детку!!! Так смелей же! Ну… Возьми же то, что принадлежит тебе!!!

- Серёжа-а-а… - словно бы в подтвержденье всего этого, задрожали её губы… когда я ещё весь был в этой бездоннейшей и пронизы-вающей такой вот глубине... И в ней вот!!! Прямо весь-весь в самой в ней!!! Там… под её твёрденькой вот этой вот такой косточкой!!!

- Викто-о-ория!!! - провёл я кончиками пальцев по её дрогнувшим губам… по этой нежной-нежной такой щеке, по бровкам…

Нет, я вышел в следующую секунду из её наинежнейшей писечки с такой ошеломляющей быстротой вовсе даже и не для того, чтобы расстаться бы с ней навсегда! А когда мы уже знали, что будем любить сейчас друг-друга ещё жарче и сильнее в тысячу раз!!!

Ка-а-ак я потянул с неё маечку через поднятые её ручонки, чтобы одуреть бы тут же от её пухленьких и совсем-совсем ещё неболь-ших таких грудочек, на которых колом стояли твёрденькие её соски, бледно-бледно розоватого такого цвета, когда я уже не мог не пони-мать, что ничего красивее никогда в своей жизни ещё и не видел, чем её вот, Принцессина грудь! Грудь молодой девчёнки!!! Соски на ко-торой так беспомощны и беззащитны, хоть даже и так вот воинственно стоят, что не накрыть их тоже в эти мгновенья своим жадным ртом, - означало бы для меня, потерять в жизни всё!!! Или вот почти что всё…

О-ой… боже, ка-а-ак я её целовал!!! Ка-а-а-ак она выгибалась, детка, в моей сильной руке… Затащил этот набухший твёрдый сосок на её пухленькой левой грудке так глубоко себе в рот, когда у меня аж мозги переклинило от того, что тут вот, прямо рядышком уже – - прирядышком, бьётся и само уже сердечко этой юненькой такой вот Принцессы, что бедняжка задёргалась прямо мне в рот!!!

Бля-а-а-а-адь… Буквально вот прямо забросил её голую на койку!!! Даже туфелька одна с её прелестной ножки слетела! Какое это было офигеннейшее чувство!!! Понять вдруг, что Принцесса – самка!!! И ты будешь ебать сейчас эту юную наикрасивейшую самку, пока у тебя только мозги от неё окончательно не свихнутся!!! От такой вот самой абалденнейшей на свете!!! Когда ты уже понял только что по её глазам, что эта, очень уж юная ещё - приюная такая вот, самка – она ведь, и на самом деле, вся-вся твоя!!! И если ты сильно уж прямо так вот постараешься, если ты просто невыносимо как этого захочешь, (потому что девчёночьи глаза в данном, конкретном случае просто не могут врать), она ведь, детка, и по-настоящему может стать тебе в будущем женой! Нарожает тебе, такая красивая, ребятишек кучу и будет тебя любить!!! А Вовка с Маринкой будут приходить к нам в гости…

И вот, на фоне всех этих мыслей, уже и сам понимая, что я полностью абалдел от какой-то там юной девчёнки, так хотел бы отобрать

её у Вовчика и, чтобы она, детка, стала бы мне в будущем женой, я кладу вот подушку на середину постели, поближе немного к нижней спинке, чтобы в процессе можно было бы упираться в неё ногами, и тащу вот уже, приподняв, лежащую рядом голую принцессу в одной туфельке, её сладкой попкой, – и прямо на эту подушку, выворачивая уже её в следующую же секунду, как свою полнейшую собственно-сть, всю-всю под себя!!! Прелестные, раздвинутые ножки – прямо под моими плечами! О боже, вот знаете кайф: видеть под собой девочку, которая, закусив губки, прикрыв глаза, уронив головку набок, уже знает, знает, деточка такая сладенькая, что ты будешь её сейчас ебать… Она уже вся-вся к этому приготовилась.

Она уже ждёт этого! На неё падает летнее солнце из-за приоткрытой шторки на окне, пробиваясь сюда вот, на твой седьмой этаж, специально для того, чтобы осчастливить бы своим ласковым прикосновеньем эти милые, закушенные такие губки, этот прелестный носик, эти зажмурившиеся глазки, и тебе так хочется продлить, задержать хотя бы на миг это сладостное томленье, предчувствие неизбежной уже сказки, что ты сейчас вот, сейчас, будешь наслаждаться любовью такой наикрасивейшей в мире девочки!!! Она, детка, вот она, уже ждёт вместе с тобой и никуда-никуда уже от тебя сейчас не денется!

И вы знаете это оба!!! И вот, под-тверждая свою полнейшую власть над ней, над той самой, которая так когда-то тебя очаровывала, смакуя это, ну так уж вот прямо смакуя эту свою полнейшую власть над этой милой - примилой и беззащитной такой вот крошкой, ты, зависнув над ней на одной руке, берёшь вот свой член и… прямо, вот так вот запросто, ей в писю.

А горяченькие лепестки на вывернутой принцессиной промежности уже как будто бы прямо ждут с нетерпеньем твоего тугого органа!!! Чуть-чуть так вот пальцами в самый их низ, и, понимая, что она, детка, из кожи из своей из девчячьей должна сейчас вылезти, но быть для тебя в тысячу раз слаще твоей Маринки, разложенная подо мной малолетка по имени Виктория, с королевским просто таким вот именем, она, как и подобает молодой подрастающей Королеве, она, деточка, так наис-ладчайше прямо сладенько обвернулась, оделась опять же всей этой умопомрачительнейшей своей нежностью мне на головку, обрадовав-шись предоставленной ей возможности пойти «пожирать» меня сейчас снова своей безумно ещё юной такой вот пиздою, что я, бля буду, прямо, ну вот провалился в разложенную подо мной девчёнку!!!

Уже зная, что ничего-ничего в ней, кроме нежности-то, и нет! И отродясь вот просто не бывало!!! В этой юной Викторьичке, в детке!!! Ка-а-а-ак я в неё пошёл!!! Всеми-всеми, расплавляющимися от её нежности, мозгами, - и прямо в неё, в сладкую!!! Когда я уже знал досконально всё-всё, что меня сейчас ждёт! Просто любил тоже очень эту позу со своей Маринкой… Когда, переполненным от спермы, девчячьим кишочкам уже кажется, что некуда принимать твой член, ты же, с подло-женной вот так вот под твою юную спутницу подушкой, как хирург на операционном столе, принимаешься вводить ей свой, разрываю-щийся от натуги, хуина туда уже прямо, куда уже казалось бы, ну вот просто уже и некуда!!! Прямо прямиком ей в матку!!! Бля-а-а-адь…

Ка-а-а-ак ты чувствуешь девчёнку!!! Как уже понимаешь, что она, деточка, вся-вся-вся твоя и никуда уже от тебя сейчас не денется!!!

- А-а-ай!!! М-м-м-м-м… - вскрикнула и аж замычала тут же через прикушенные губки, разложенная подо мной, юная Принцесса, ког-да поняла, что ничего ещё и в жизни-то никогда-никогда так глубоко к себе в матку до этого не принимала, а мой хуинище не останавли-вался и пёр в неё дальше, глубже, конкретно уже вот прямо туда, куда было уже, ну вот просто некуда ему идти в её юный и развиваю-щийся девчёночий организм!!!

Но чем я всё ж таки и обожаю такие вот сверх-сверх откровенные позы, так это тем, что в них всё обязательно заходит в разложенную и вывернутую под тобой девчатиночку до конца! Хочет ли она там – не хочет, может ли – не может, но влупишь ей по самые-самые вот именно кишки, блядь, до конкретнейшего аж прямо вот именно такого вот отказа!!! И Принцессы тут из себя никакого уже абсолютно исключенья не представляют!!! Такие же, чёрт возьми, самки, как и все!

Только очень уж прямо одуренно такие вот красивые! Особенно в страсти!!! Настолько, чёрт побери, красивые, что у тебя аж рассудок помутится, когда пойдёшь ей, такой наикрасивейшей, полностью под тобой разложенной и совершенно беззащитной, прямо-прямо аж вот именно в кишки!!! Бля-а-а-а-адь… Ка-а-а-ак я этой Викторьичке вдул!!! А!!! Детка аж обезумела, поняв, что мой сверх-могучий хуинище, с подложенной вот так вот ей под попочку подушкой, да ещё и при её полнейшей вывернутости, находится у неё сейчас уже аж прямо вн
утри где-то её девчёночьей самой матки!!! Бо-о-о-о-оженьки… ка-а-а-ак я её, сладенькую такую, прочувствовал!!! Как будто бы вот всю жизнь прямо была моей!

Как будто бы и рождена была специа-льно для того, чтобы я мог бы её, деточку, так вот полно и до конца когда-нибудь всю-всю-всю своей прочувствовать!!! А на лицо ей так же падает солнце! А она уже моя!!! О, господи, мо-о-оя… Милая эта Вика! Нет, я принялся не ебать её, детку, как ебал всегда до этого свою Марину, я принялся ей чисто наслаждаться! Наслаждаться тем, что вот так вот сладенько - присладенько, кусая губки, «прогулива-ется» сейчас своей наинежнейшей писечкой по моему тугому члену уже именно она вот, эта миленькая такая вот до изумленья Принцес-са!!!

Эти белокурые, слегка вьющиеся такие вот волосы, разбросанные столь хаотически красиво по моей постели, вернее, по постели моих предков, которой такая Сказка на ней и приснится-то даже не могла, эти накрашенные, прикрытые реснички, эти, хоть и закушенные, но такие наикрасивейшие всё же, перламутровые от помады, губки, - всё-всё это, вместе с писечкою конечно же этой юной такой вот При-нцессы, прогуливается сейчас, так вот безупречно нежненько, по тугому стволу моего, голоднющего до её нежности, члена!!! Не-е-ет… ебать долго таких вот молоденьких Принцесс просто никак-никак нельзя!

Уж больно они сладенько цепляют и продирают у себя в кишоч-ках по сверх-чувствительной уже такой головке твоего члена всем-всем этим, расплавленным от спермы и таким же сверх-сверх чувстви-тельным, девчёночьим своим мясом!!! После которого уже идут тугие-тугие и тёплые их кишки!!! Когда тебе кажется, что ты заходишь такой вот бесподобнейшей красавице, через эту тёплую всю тугость, аж прямо вот именно куда-то под сердце!!! Продираешь её до чего-то аж прямо уже такого, от чего бедняжечка аж уже не может!!! Но принимает тебя, тем не менее, в свою расплавленную пиздятиночку, если ты так-так уж прямо сильно того желаешь, раз уж ещё и подложил даже ей под попку подушку, принимает тебя по твоему желанью во всю эту наинежнейшую и уже обнажённую такую влагу аж прямо, прости господи, ну вот чуть ли – чуть ли не вместе с яйцами!!!

А на лицо ей так же падает солнце, подтверждая тебе полнейшую реальность всего происходящего! Что это не сказка и не сон, - ты ебёшь сейчас разло-женную под тобой наикрасивейшую Принцессу прямо вот именно в кишки!!! В матку!!! Сходишь с ума от того, что она – самка!!! И эта очаровательная, белокурая, невыносимо молодая самка вот она, - вся-вся-вся, до последнего, твоя!!! Скажите, ну вот как тут можно в дев-чёнку не кончить??! Когда ты уже не можешь не чувствовать, что она своей невыносимейшей нежностью забирает тебя с каждой секундой Всё сильнее и сильнее…

Чувствуешь, что она пытается дать понять тебе сейчас своей писечкой, как же она тебя, детка, чисто-чисто прямо так вот любит-то!!! Так же именно чисто и нежненько, как и её развернувшиеся вот эти вот лепесточечки, что имеются на её вывернутой юненькой промежности, гуляют сейчас своим влажненьким всем-всем вот этим вот мясом по твоему тугому органу!!! И всё это прямо средь бела дня, в постели твоих предков!!! На лице этой Сказки солнце, она стесняется открыть глаза, стонет, мотая головой, а ты же вво-дишь ей каждый раз, не задумываясь, свой дьявольски могучий хуинище аж прямо глубоко-глубоко вот именно в матку, продираешь её, бедненькую, аж прямо уже до чего-то немыслимого, и чувствуешь, чувствуешь вот уже, что эта белокуренькая прелесть под тобой, по-пре-жнему в одной белой туфельке на одной из своих наипрекраснейших таких ножек, чувствуешь, как она, зачаровывая тебя своими юнень-кими пухленькими грудками, этими розоватыми на них сосочками, своими на инежнейшими и безумно аппетитненькими такими вот, разд-винутыми бёдрышками под твоими плечами, принимается вот уже из самой прямо девчячьей своей матки делаться для тебя с каждым мгновеньем всё слаще! Слаще!!!

Бля-а-а-а-адь… И тут я уже ничё не соображал!!! Понимая только лишь одно, что я буду сейчас в Вику кончать, и кончать уже второй раз за сегодня, дико желая, чтобы этот оргазм, добытый мной повторно именно вот из её вертлявого и безу-мно нежного девчёночьего тела, был бы даже ещё и в тысячу раз слаще предыдущего, я упал, господи, упал прямо на разложенную подо мной девчёнку, с той целью чтобы накрыть бы снова побыстрее её наикрасивейший горячий рот, и так как коленочки её растащенные ока-зались вместе с её наипрелестнейшими такими ножками, пускай хоть даже и в одной там туфельке, но возле самых-самых аж прямо её, разбросанных по постели, волос, Принцесса, как вы наверное уже и догадываетесь, с приподнятой вот так вот промежностью, да ещё и через свой горячий рот, при няла меня в расплавленную и наинежнейшую влагу своей невообразимо юной ещё такой вот пиздятиночки аж прямо всего-всего, по-уши, аж прямо вот чуть ли – чуть ли не вместе с яйцами, аж прямо, ну вот чуть ли не до хруста подо всей этой обна-жённой такой влагой!!! И это я так загрузился сейчас в пизду той самой именно соплячки, что всегда сводила меня с ума!!!

Что бывало снилась мне, детка, в моих радужных снах!!! Ка-а-а-ак она пошла в этот свежий и новый наш поцелуй, в этот второй уже в нашей жизни с ней поцелуй , когда в невыносимейшем сладострастии мой, и без того тугой-тугой такой вот, членище, засаженный ей, детке, в письку аж прямо вот именно уже чуть ли не до хрящичка, аж прямо уже, ну вот чуть ли – чуть ли не до самой прямо этой твёрдой такой вот косточки подо всей этой горячей влагой, когда он принялся у неё в матке, готовясь к своему новому семяизверженью, аж прямо ещё и набухать!!! Поднатуживаться!!! Там, где набухать ему в тайнах такой вот тонкой и хрупкой девчёнки было уже просто негде! Конкретно негде!!!

И, понимая, что деваться нам уже просто от этого некуда, от того, что мы так вот конкретно и основательно принадлежим друг другу, мы только лишь пошли посильнее друг-дружке в рот!!! Бля-а-а-а-адь… Э-э-это было что-то!!! Казалось более сильного оргазма, чем тот, что сейчас будет, когда я уже понимал, что моя горячая сперма пойдёт уже через мгновенье этой невыносимо сладкой Вике прямо в тугие-ту-гие такие вот именно её кишки, прямо вовнутрь её девчёночьей самой матки, а у меня же, ей богу, такое ощущенье, что прямо вот именно ей куда-то там под сердце, да слаще оргазма я ещё никогда-никогда в жизни ни с одной девушкой и даже с девчёнкой не испытывал!!! Представляете, как нужно было её всю-всю для этого прочувствовать?!!

Для достиженья такого вот наисладчайшего по своей силе оргаз-ма! В натуре, вылезти у неё, у детки, аж прямо уже, ну вот чуть ли – чуть ли там не из ушей!!! И всё это я умудрился опять же прочувство-вать через её взволнованный, горячий и жадный рот!!! Вот… вот тебе и не хотела она, сладенькая такая моя, со мной тогда на кухне цело-ваться! Просто хотела, чтобы если уж целоваться, то чтобы моя сперма проходила бы ей в эти одурманивающие и невыносимо сладкие такие мгновенья прямо-прямо вот именно в кишки!!! Чтобы она чувствовала бы, что она идёт ей горячими толчками аж прямо глубоко- -глубоко вот именно в матку!!! Чтобы она могла бы понимать в эти мгновенья, что она вся-вся-вся, до наипоследнейшей девчячьей своей
клеточки, моя!!! И больше ничьей так не была! Не успела ещё просто в своих четырнадцать лет!!! И слава богу! И не будет теперь!!! Нико-му её, такую сладкую, не отдам!!!

Бо-о-о-о-оже… ка-а-а-ак она пошла мне в рот, уже поняв, что спасенье от всего этого, от всей этой необузданной и дикой страсти, можно найти только лишь в ней же самой, в этой дикой именно такой страсти, когда почувствовала, что мой член продрал её, набухая, до чего-то такого, до чего её вот, как юную девчёнку, ещё, ну вот точно продирать было никак-никак нельзя, и делая, в награду за это, за мою смелость, моё, добытое у неё из-под сердца, сладострастие просто уже, ну вот дьявольским таким, невы-носимым!!! Когда я с ума просто сошёл, что можно было прочувствовать так вот полно своей её вот, четырнадцатилетнюю девчёнку!!! Когда она стала неразрывной частью моего организма!!! Через её жадный горячий рот пошёл ей в матку весь-весь-весь вот прямо – весь!!!

Кака-а-а-ая она сладкая!!! Ещё, детка! Ещё маленько… Вытерпи же, милая!!! Бля-а-а-а-а-адь… Казалось мой хуинище разорвался прямо под её тёплым и тугим-тугим таким вот сердцем!!! Когда я был у неё в пизде, в расплавленной всей этой влаге, аж прямо вот именно до хруста, а во рту, в такой же горячей всей влаге, аж прямо вот именно до умопомраченья!!! Принцесса, бедненькая, даже и дёрнуться-то не могла!!! Единственное, что она могла дать мне, детка, почувствовать в этой вспышке одуреннейшего, просто фантастического такого, по своим ощущеньям, сладострастия, что моей сперме идти в неё конкретно прямо так вот некуда!!!

Всё в ней, в такой вот хрупкой и тонень-кой, и вывернутой наизнанку, переполнено на данный момент только лишь одним – моим, содрогнувшимся в ней, членищем!!! Но так как эта первая порция моей горячей и густой спермы уже пошла всё ж таки из меня и остаться во мне, хоть ты умри, уже никак-никак абсолю-тно не могла, Принцесса поняла в поцелуе, что ей, детке, придётся всё же постараться! Ведь она же девчёнка, чёрт возьми!!!

Хоть даже и молодая, но истинная уже, тем не менее, девушка!!! А-а-ай… како-о-о-ой это был кайф, когда, целуемая мной, эта невыносимо красивая соплячка четырнадцати лет дала мне прямо через рот опять же почувствовать, как эта первая порция моей густой-густой, мутной, настояв-шейся такой спермы, добавляясь к той, что в ней уже была, когда она дала мне почувствовать, что эта сверх-сверх мощная такая струя моей обжигающе-горячей всей этой жидкости, доказывая всей вселенной, что она принадлежит уже именно вот её юному организму, она пошла ей, переборов тёплую всю-всю эту тугость, тё-ё-ё-ёпленько прямо так вот, а-а-ай… как будто бы она, детка, и в самом деле уже была моей женой, - и прямо аж глубоко-глубоко вот именно ей в матку!!! Так именно глубоко, как ей туда в её короткой девчячьей жизни ещё никто-никто до меня не кончал!!!

Я был первый сейчас! Открытым, жадным, горячим своим ртом она давала мне понять, что именно
вот первый!!! Когда дала мне почувствовать, что моя сперма пошла ей в тугие-тугие и в тёплые, в девчячьи вот именно её кишки!!! Когда из-за всей этой тёплой тугости у меня было ощущенье, что она пошла ей прямо под сердце!!! Под её наичестнейшее, юное, благородное сердце Принцессы!!! Ка-а-айф был просто неимовернейший!!! Но, что самое-то главное, тут же ей в эту тёплую, перегруженную тугость, такое ощущенье, что прямо изнутри, - и ей в рот, пошла ещё одна такая же мощная и насыщенная струя!!! И, не давая ей, сладкой, пере-дыху, тут же ещё! И ещё!!! И, не останавливаясь, ещё!!! Бля-а-а-а-адь… весь растворился в Принцессе!!!

Та-а-ак её, деточку, всю-всю прочувствовал полностью и до конца своей, что вот теперь-то она, моя сладенькая, никакой уже абсолютно из себя загадки не представ-ляла!!! Словно бы понимая, маленькая моя, как же я об ней страдал-то, когда она по несправедливости вся-вся была Вовкиной, давая мне понять в эти мгновенья, что она всё же не его, а именно вот вс я-вся прямо и до последнего моя, моя сладкая девочка даёт мне чувствовать, как моя горячая сперма, через её горячий такой же рот, идёт ей сейчас прямо средь бела дня, в этом солнечном ослепляющем свете, прямо на постели моих предков, и… прямо глубоко-глубоко вот именно ей под сердце!!! А если и не под сердце, чёрт возьми, то прямо прями-ком ей в матку!!!

Прямо в тугие-тугие и в тёплые её кишки… Потому что я так одурел от того, что она сегодня наконец-то моя, что изыс-кал способ, вот так вот, через подушку, загрузиться в наинежнейшую всю-всю эту влагу её молоденькой принцессиной писечки, загрузить-ся ей в пиздятиночку, прости меня за это господи, аж прямо, ну вот чуть ли – чуть ли не вместе с яйцами!!! Чтобы, если уж мне и дано такое счастье, то чтобы быть бы в ней вот, в Принцессе, всему – всему бы вот прямо, по-уши!!! Ка-а-ак я ей, детке, влупил в этом поце-луе!!! Мозги аж лезут из ушей от её, от принцессиной именно, нежности!!! Которая тем пацанам, что сосали её, ещё тринадцатилетнюю дурочку, в тёмных подъездах, даже и присниться-то вообще не могла! А они были счастливы, что засосали такую красивую девчёнку после кино, прижав её, бедненькую, башкою к стенке!

Во-о-о-от… вот, как её надо чувствовать своей, вот как целовать, чтобы понять бы и насладиться тем, что она вся деточка, такая вот красивенькая, принадлежит тебе!!! Ка-а-ак я насладился тем, что она вся-вся моя!!! Кон-чая ей прямиком в матку!!! И мне по-херу, можно ли ей сюда кончать или нет??! Я кончаю в неё, в деточку!!! Так сладко-сладко прямо кончаю!!!

На исходе мне казалось, что я просто уже схожу с ума, когда, чувствуя, что мне нечем дышать, чувствуя, что я, через рот и через пизду, весь-весь поглощён и сожран заживо разложенной подо мной девчёнкой, я пошёл в неё, в сладкую, весь, настолько прямо весь-весь, что помутился аж рассудок, и Принцесса аж дёрнулась, бедняжечка, подо мной судорожно всем-всем телом, когда в последнем уже всплеске всего этого нечеловеческого, просто первобытного такого сладострастия, дала мне понять, что с честью, с высочайшей честью, порядочностью и с достоинством юной девушки, она даже и эту, и последнюю порцию моей горячей, расплавленной спермы, раз уж я так- -так прямо, бедненький, того хотел, она приняла её, как и подобает юной Королеве Виктории, прямо аж глубоко-глубоко вот именно конк-ретно к себе в матку!!! Да-да, дала мне понять, что место всей этой мутной такой «дряни», которая ещё лишь только сегодня утром так мешала мне жить, её достойное место – быть у неё в матке!!!

Хотя она и понимала, что вся эта моя мутная такая жидкость уже давно бы могла оказаться в матке у Маринки, но она дала мне сейчас понять через свой взволнованный, горячий и жадный рот, что я не зря стара-тельно скапливал всё это в себе для неё целых долгих четверо суток, что она была просто, ну вот счастлива принять всё это обилие моей мутной и густой - пригустой такой спермы именно вот в свою опять же девчёночью матку!!! В матку такой вот бело курой и голубоглазой, подрастающей Принцессы Вики!!! Будущей грозе всех-всех мужиков и пацанов…

Когда я оторвался от её горячего рта, и мы одновременным большим, жадным глотком в себя едва поделили, находящийся рядом с нами, воздух, когда я только лишь сейчас почувствовал, что оказывается сердце-то у меня в груди колотится со скоростью пятьсот ударов в минуту, - я уже понимал только одно, что буду любить Принцессу сейчас и дальше, и дальше, и дальше… Когда уже просто не понима-ешь, а что же с ней, интересно, можно делать-то и ещё, как если только не любить???

Голенькую и такую сладкую лапку… Тем более, что в своей-то наилюбимейшей позе, «кисочками», я ведь её ещё даже и не пробовал-то!!! В той самой именно позе, которая так нравится большей половине мужского населения планеты Земля!!! И именно, наверное, потому, что лет так пять, десять тысяч тому назад, наши далёкие предки всех нас в такой лишь вот только позе, наверное, и заделывали! А кроме пойманных в реке раков, ничего в своей жизни ещё наверное больше и не видели-то!!! Куда уж им было сравнить изяществ
о и грациозность женщины с гибкостью кошки??!

Когда у них не то, что кошек, а даже и домов-то, где их можно было бы держать, ещё пока что не было! Когда поймаешь понравившуюся тебе самку со своего племени, вывернешь её в дикой страсти перед собой и… И вот по земле гуляем уже мы с Викой, через много-много тысяч лет! О-о- -о-очень, причём, приблагодарные тем нашим Предкам!!! Что могли ебать тех необъезженных диких самок так же дико-дико и страстно, как и я буду сейчас эту вот самую светловолосую, всю уже напроч обкультуренную и облагороженную прелестями современной цивили-зации!!!

- Викторьичка… Детка моя! Иди-ка сюда быстрей ко мне…

Бо-о-о-о-оже… да как же быстро-то и с удовольствием, вы б видели, девчёнка приняла передо мной нужную мне позу! И сама была не дурочка, - так уже всё-всё знала!!! Вот Вовчик натренировал подрастающее поколенье, так натренировал! Видно же, чёрт возьми, что зря-то время с ней не терял!!! Но, господи, ему-то всё конечно же можно простить!

Да ещё даже и спасибо сказать, что эта белокуренькая такая, «воспитанная» именно вот им, детка, ну так-так уж прямо послушно вытянула сейчас перед собой по постели свои тоненькие и хрупкие ручонки, уперевшись игрушечными своими пальчиками и, по-детски ещё жизнерадостным, беспечно весёлым, оранжевым таким вот именно маникюрчиком на длинненьких своих ноготочках в деревянную спинку от кровати, давая мне не то, чтобы там спиночкой, не то чтобы там остренькими вот этими вот своими такими лопаточками и, разбросанными по постели, светлыми волосами, а даже и этим беспечно-весёленьким таким вот своим маникюрчиком, давая понять, что передо мной сейчас уже, ну вот далеко-далеко не Марина!!! Ну вот явно же, что не Маринка, чёрт возьми! А-ах… каки-и-ие бёдрышки! А!!!

По которым я потянулся сейчас с жадностью своими грубы-ми мужскими ладонищами именно вот для того, чтобы, заученным уже прямо таким вот напроч рывком встороны, превратить бы уже в следующую секунду эту юную такую прелесть Принцессу в совершенно беспомощного и полностью уже прямо «готового такого вот к употребленью» лягушонка!!! С тоню-ю-ю-юсенькой, причём, аж прямо такой вот талией!!!

Не буду говорить, и так конечно же понятно, что ничего, кроме наслажденья, я и не испытал, пристроившись сзади и заправляя опять же этому безумно миленькому такому вот, разъе-хавшемуся и вывернутому передо мной буквально прямо наизнанку, белокуренькому такому лягушонку свой, ещё не успевший остыть, членище прямо вот именно в пизду!!! И хотя Викторьичка, детка, будучи, ну вот очень-очень уж прямо гибкой и податливенькой такой девочкой, перестаралась конечно же маленько, вывернулась передо мной, ну вот просто черезчур-черезчур уж прямо, как сильно, но зато пизда у неё была уже полностью расплавленной от моей мутной, сочившейся у неё, откуда-то уже прямо из самой дырочки, спермы, и, повозившись совсем немного, из-за переусердствованья девчёнки, мне всё ж таки удалось втопить ей всё пальцами куда нужно, когда мой хуина уже вот прямо провалился снова в её горячее и нежное, и такое прямо изворотливое до одуренья девчёночье тело!!! Закатился ей прямо под попочку, пойдя в её, переполненные спермой органы, как в топлёное вот прямо масло!!!

И тут, прости меня опять же бог, я уже ничего не соображал!!! Кроме того, конечно же, что мне на член пошла сейчас снова молодая разъехавшаяся девчёнка! Аппетитненькая, пухленькая мякоть на её наинежнейших ляжечках, где на их внутренней стороне девичья кожа настолько уж прямо нежна, что аж прямо как будто бы вот именно уже прямо сама забирает в себя с жадностью и с удовольствием твои, такие же жадн
ые до неё, пальцы, именно она, эта мякоть на разъехавшихся, вот так вот широко-широко всторону, девчёночьих бёдрышках, она так полно даёт тебе понять, что перед тобой самочка, даёт такой дикий соблазн рвануть эту юную самочку, гибкую такую вот до опиздиненья девчёночку, к себе, что я не мог просто удержаться, да простит меня эта юная Принцесса, рванул её за растащенные бёдрышки так дико и жадно, и засадил, засадил ей, взвизгнувшей и рванувшейся, как вы и сами уже, наверное, понимаете, в одну секунду по самые-самые аж прямо вот именно кишки!!! До отказа!!! Бля-а-а-а-адь… ка-а-ак я разъехавшейся этой Вике влупил, а!!!

По самое-самое вот именно не могу ей, детке, засадил!!! До помутненья рассудка!!! О, господи, даже и не знаю, стоит ли объяснять, как же ты чувствуешь-то в такие мгновенья разъехавшуюся и вывернутую перед тобой наизнанку девчёнку?!!! Когда вопрёшь ей, такой вот вертлявенькой, гибкой и тоненькой, по самые-самые вот именно яйца, поражаясь тому, да почему ж ты ра ньше-то её, детку, так вот прочувствовать своей не мог??! Ещё месяц там назад или два, когда тебе, ну вот спасу нет, так-так уж прямо её, милую, хотелось!!! А вдул ей, влупил ей, белокурой этой бестии, вот так вот, по самые- -самые вот именно кишки там, или даже по гланды, - и так всё-всё сразу же замечательно и просто вокруг!!!

Солнце, вот, на её светлых волосах, начало лета, и… такая – такая девочка у тебя сейчас на члене!!! Которая так прибавляет тебе, милая, любви к жизни! Ну вот просто до ужасающего, как всё просто! И не нужно её уже завоёвывать, она вот она - твоя!!! И так уже вся-вся твоя!!! Еби её, делай с ней, со сладенькой такой, всё-всё, что вот только прямо не захочешь! А хочется та-а-ак многого…

И вот, взяв Викторьичку, как драгоценность, за её тонюсенькую талию, отмечая про себя, что она у неё, как ты там ни крути, всё же немного поуже, чем у моей Мариночки, я принимаюсь её с таким, ну вот с таким прямо удовольствием, детку, ебать! Охуительную просто такую вот девчатиночку, блондиночку, натуральненькую причём, такую вот тоненькую, до чёртиков гибкую, всю-всю вот так вот перед тобой по постели разъехавшуюся, - и всю-всю-всю её - привсю, такую сладенькую, до отказа, себе на член!!! А хуинище у меня будь здоров! Аж гудит, запрыгивая в её горячее лоно по самые-самые аж прямо вот именно что ни на есть яйца!!!

- А!!! А! А-а-ай!!! Ма… а… а-а-амочка!!! - не может уже аж, припавшая грудью к постели, Вика, чувствуя, что с каждым очередным толчком под её разъехавшуюся и упругенькую такую вот попку, вся эта моя неуёмная мощь оказывается у неё вот, у хрупкой и тонкой, и изворотливой такой девчёнки, хоть даже пускай там и у Принцессы, но прямо аж глубоко-глубоко вот именно где-то в самой матке!!!

Бля-а-а-а-адь… какой ка-а-айф: чувствовать эту разгорячённенькую уже такую вот донельзя Викторьичку прямо вот именно из её, переполненных до отказа спермой, кишочков!!! А-ай… кака-а-ая ж она сладкая-то, ссучка!!! Как меня заводят эти остренькие такие вот её лопатки, плечики, не говоря уже, конечно же, и про талию! Да одни даже только волосы её вот эти вот белокурые и блядские, искрящиеся от солнца, чего стоят!!! О, чёрт, сам даже не заметил, как намочил свой палец спермой, что в таком обилии была вокруг её сладкой дыроч-ки, и тут же этот указательный свой палец на левой руке чуть-чуть так вот выше, прямо в эту вот сморщенную и чуть коричневатую точе-чку её ануса, - так до безумия полно было пониманье того, что передо мной извивается сейчас натуральнейшая самка!!! И ты подсозна-тельно где-то понимаешь, что должен отьебать сейчас эту охуительную самку, - мечту всей своей жизни, так, как её ещё никто-никто никогда не ебал, как её и в жизни-то никто и никогда ебать потом не будет, чтоб она, милая, уже, ну вот никуда-никуда бы потом не могла бы от тебя дется!!! Когда ты понимаешь, что и сам уже просто без неё потом не сможешь!

- А… А!!! А-ай!!! Серё-о-оженька… Нет!!! - рванулась аж бедная Вика, будучи ещё совсем-совсем, прости господи, малолеткой, когда я не подрасчитал плотности её дырочки, и всё это тугое-тугое прямо такое вот мясо её анального отверстия продрало аж прямо нечаянно по моему ногтю, когда, смоченное моей спермой, оно обволакивало, обволакивало вот всё же собой, с чертовски сладким таким усилием, кончик моего, обнаглевшего в конец, пальца…

- Викушечка, дорогая, не-е-ет уж… иди же, иди-ка сюда ко мне, моя сладенькая детка!!!

И эта «сладенькая детка» та-а-ак жадно потащила под себя подушку своими тонкими ручонками, прямо себе под живот, чтоб ей было бы поудобнее вывернуться и подставить мне, как я того хочу, все-все свои девчячьи кишки, все внутренности, всё-всё-всё, что в ней, как в молодой девчёнке, могло и немогло вообще только быть!!! Это в то время, когда мой палец загрузился в её молодой, плотный и, ещё никем неразработанный, анус всего лишь только на одну фалангу! И хотя так-так уж всё тут было туго и плотненько, он вот пошёл поти-хонечку, не останавливаясь, в попочку Принцессы и дальше!!!

Да-а-а… и видимо, по сравненью с этим, мой членище сейчас у неё в матке был уже совсем-совсем ничем, если она в эти мгновенья аж завизжала, бедняжка, и пошла, пошла, дёрнувшись и ещё раз взвизгнув, как дикая кошка, по белой простыне своими абалденными, охуительными аж прямо такими вот, оранжевыми вот этими вот ногтями, собирая и скомкывая под себя эту простынь в один сплошной комок!

Когда она, детка, уже ничего, похоже, тоже не соображала!!! Да-а-а… думала ли она, бедненькая, что будет так сегодня ебаться?!! И с кем??! Подумать только! Со мной! Именно вот со мной!!! Которому от неё вот, от невыносимо юной и наикрасивейшей Принцессы, понадобятся, как от самки, все-все её натуральные такие вот прямо, как они и есть, киш-ки и внутренности!!! Всё-всё от неё, как от девчёнки, ему понадобится! Вместе со всей прямо этой её врождённой такой изворотливостью, которая у неё в крови, и из-за которой его могучий член, то есть, мой, засел у неё сейчас, так вот основательно и фундаментально, где-то аж прямо вот именно в самой матке!!!

А-а-аай!!! Ка-а-а-ак я пошёл ей в кишки своим пальцем, принявшись ебать её ещё и членом, чувствуя при этом своей эту Викторьич-ку так, как если бы она, милая, была бы неотъемлемой частью моего мужского организма!!! Но только всё же именно вот женской его час-тью, его половинкой… Которой та-а-ак, ну так уж прямо ему всегда не хватало!!! Нет, то, что было у нас с Маринкой, - это была полней-шая херня… Хотя… спасибо ей в общем-то большое за длительные и изнурительные тренировки! За то, что я хотя бы уже знал сейчас, что же мне в данный-то момент с этой юненькой такой вот Принцессою делать-то?! Как выжать из её вертлявого девчёночьего тела всё!!!

- А-а-ай!!! Серё-о-о… О!!! О!!! О-о-оженька… Не на-адо!!! - как-то судорожно аж прямо так задёргалась Принцесса, уже перед тем почти, как мой указательный палец зашёл в её анальное отверстие полностью, давая мне просто необыкновенно как остро чувствовать, что передо мною сейчас самка и возбуждая меня тем самым просто дико как!!!

И вот, ощущая необыкновенно полно всё-всё внутреннее устройство этой юной самочки, чувствуя, что мой тугой фаллос у неё внутри ходит под тоненькой прямо такой вот плёночкой, что разделяет у неё, оказывается, кишечник от влагалища, а сейчас же мой член от моего пальца, которые тут вот, совсем-совсем уж прямо так вот друг от дружки рядышком, только мой членище заходит ей там вот, вглубине, в матку, а мой наглый палец в неизведанные тайны её наисладчайшей такой вот, разъехавшейся девчячьей попочки, чтобы да-вать бы мне чувствовать Принцессу своей оттуда, откуда её ещё конкретно никто-никто и никогда своей не чувствовал, а уж у пальца-то чувствительность, как вы и сами понимаете, ещё даже и в сто раз выше, потому что мы с раннего детства приучены познавать весь мир на ощупь, дай бы нам только лишь всё пощупать и потрогать, даже и девочку вот изнутри, какая ж она, интересно, есть-то вся-вся на ощупь там вот, глубоко-глубоко прямо в своей сладкой попке, а-а-ай… так вот, когда я всё ж таки не пожалел эту юную Вику и ввёл ей, детке, в тёпленькую тугость свой палец полностью, до отказа, она словно бы взбесилась!!! Когда, всаживая свой перевозбуждённый хуинище в расплавленную влагу её юной девчёночьей пизды до отказа, аж прямо по самые-самые что ни на есть вот именно яйца, ещё даже и глубо-ко – приглубоко куда-то там под свой палец, я чувствовал своей девчёнку так, что аж дыханье в груди перепирало!!!

Теперь-то уж я отчёт-ливо чувствовал, что ебу её, вывернутую, прямо в расплавленные и в тугие-тугие именно такие вот по-прежнему девчёночьи её кишки!!! И дураку было понятно, особенно по её пискам и визгам, что уж она-то, деточка, ощущает меня сейчас в себе, ну вот ничуть-ничуть не хуже прямо моего!!! И уж она-то отчётливо понимала, что мой перевозбуждённый до крайности, просто огромаднейший, тугой – притугой такой вот членище заходит ей вовсе вот даже и не в кишки, где находится мой палец, а в самое-самое наиприсокровеннейшее, что есть только вообще в её изворотливеньком, гибком, тоненьком и нежненьком таком до одуренья девчёночьем теле!!! О, господи, ну конечно же, глубоко-глубоко вот именно в матку он ей, бедненькой, заходит!!!

И Принцесса, при такой вот невыносимейшей откровенности, как-то странно так вдруг притихла… Напряглась только лишь очень, детка! Когда я видел, в тоже время, с какой же дикой и нестерпимой жадно-стью пошли её милые, морковного цвета ноготочки на растопыренных её пальчиках по, измятой и изрытой уже вхлам, постели моих предков!!! Господи, а ведь я, дурак, эту плёночку, тонюсенькую и притонюсенькую, скользскую эту плёночку, под которой отчётливо ходил сейчас в её молодом теле мой член, я ведь её принялся ещё и мелко-мелко, быстро так вот растирать, словно бы дрочить прямо своим обнаглевшим в конец пальцем, уже и сам понимая, что творю с девчёнкою что-то почти уже, ну вот никак-никак невозможное! Уже понимаю ведь, что и нельзя же с ней так уж сильно-то вот прямо играть-то, а, с такой бесценной, трепетной, нежной и живой игруш-кой, - и не могу остановиться!!! Понимаю, понимаю ведь, что довожу бедную девчёнку до исступленья, - и мне так дико хочется этого!!!

Бля-а-а-а-а…. Ка-а-ак она, детка, рванулась!!! И хоть я был к этому готов уже, ждал этого, но всё равно, всё равно импульсивный толчок, почти удар её юного, разъехавшегося над подушкой тела, которая была у неё прямо под животом, застал меня врасплох!!! Потому что, до этой секунды я всё ещё не мог никак поверить в то, что Принцесса могла бы от меня кончить!!! Если бы она кончала от Вовчика, то тот, честное слово, мне об этом сказал бы, потому что я не раз рассказывал ему про то, как кончает от меня моя Маринка! Ка-а-ак я по-шёл в девчёнку!!! В это милое мне до ужаса девчячье всё само её существо!!! Уже когда она, крошка, пульсировала, билась в мелких судорогах у меня на члене, и на пальце конечно же тоже, и я чувствовал отчётливо, что эта пульсация идёт у неё, у сладенькой у моей, аж прямо вот именно откуда-то из самой, казалось бы, матки!!!

- М-м-м-м-м… - мычит сдавленно, уткнувшаяся лицом в постель, бедная Вика, ещё не до конца наверное и сама осознавая, что же с ней происходит-то, что это просто страсть вырвалась наконец-то из неё наружу, а я так, та-а-ак её, сладкую, прочувствовал, так пошёл прямо в неё весь, в содрогающуюся и бьющуюся, в вертлявую в такую вот, в тонкую, в гибкую, в эти волосы, в плечики, в лопаточки, в тонюсенькую эту, вывернутую талию, так сошёл конкретно с ума от того, что она – девчёнка, и я чувствую эту милую прелесть прямо из пульсирующей её матки, что дальше, клянусь, во всё наростающем и наростающем сладострастии, я уже ничего не соображал, - мои моз-ги на ней заклинило просто напроч!!!

В следующую секунду разъехавшиеся викины бёдрышки очутились у меня в руках!!! Нет, не просто у меня в руках! Они вошли в мои жадные пальцы всей той своей подростковой, пухленькой такой мякотью, что имелась на их внутренних сторонах, с дикой силой!!! Всем-всем прямо весом самой девчёнки!!! Растащил её, как, блядь, лягушку!!! Вот как лягушонка прямо!!! Держа, вывернутую наизнанку, и всю-всю содрогающуюся, за растащенные бёдрышки у себя в руках, притянув её всю к себе, пошёл своим набухающим членом ей в мат-ку весь прямо – весь!!! Бля-а-а-а-адь… такого дикого сладострастия и в жизни, клянусь, не испытывал!!! Когда я понимал и видел, что добыл его и на этот раз из тела той самой девчёнки, прочувствовать вот так вот свой набухающий хуина в пульсирующей матке которой, я ещё несколько дней тому назад даже и мечтать не смел!!! У той самой симпатяшки Виктории!!! Которая от меня сейчас, детка, кончает! И кончает-то, по всей видимости, первый раз в жизни!!!

Если только она не экспериментировала конечно же где-нибудь там тайком в ван-ной комнате под струёй душа?!! Будучи ещё любопытной и любознательной соплячкой! Но я довёл, довёл всё ж таки девчёнку до оргазма, и она, в благодарность за это, таким меня сладострастием, детка, в свою очередь, наполнила, что, казалось, вместе с койкой все шесть эта-жей подо мной начали рушиться куда-то в пропасть и в неизбежность, когда на моём, на седьмом, я рванул, рванул, растащенную мной за бёдрышки, Принцессу всю-всю-всю, как только мог, к себе, зашёл в горячую и в расплавленную её пизду так, что рассудок помутился, и, когда она, деточка, уже перестала всё же дёргаться и биться, мой хуинище, уже в моём именно дьявольском сладострастии, разорвался у неё, как противотанковая граната, где-то аж прямо вот именно в самой матке!!! Бо-о-о-о-оже… ка-а-а-а-ак я ей туда кончал!!! Казалось, первая струя пошла ей, наизнанку вывернутой, прямо куда-то в мозги!!!

Когда у неё в матке так ещё всё-всё сейчас было перевозбуждено прямо и открыто, я так, та-а-ак её, детку, прочувствовал, что казалось моя расплавленная, горячая, мутная сперма пошла ей прямо куда-то там в саму подкорку её девчячьего головного мозга!!! Делая моё сладострастие тем самым просто диким таким, невыносимым, - и прямо в её расплавленные, обнажённые девчёночьи мозги!!! Бедняга аж дёрнулась опять вся-вся, будто бы ей в матку пошла сейчас не моя горя-чая сперма, а расплавленный какой-то там свинец, но насадив её разодранное девчёночье тело за растащенные, вот так вот широко-широ-ко встороны, бёдрышки себе на член всё-всё полностью, до отказа, я вот уже чувствую в озвереннейшем сладострастии, как отправилась ей в мозги ещё одна струя, и тут же, не останавливаясь, ещё! И ещё!!!

И всё это прёт из меня этой юной Королеве прямо аж глубоко-глубо-ко вот именно в матку!!! В кишки!!! Да-да, прямо вот так вот по-натуральному куда-то там ей именно вот в кишки!!! Потому что она была обыкновенной, о господи, девчёнкою!!! Хоть и бесподобнейше красивой, но ведь девчёнка же! Господи!!!

И я кончал в неё и на этот раз так сладко, что аж рассудок помутился!!! Чувствовал, что моя свежая сперма, в доказательство того, что она вся-вся-вся моя, идёт ей туги-ми толчками прямо прямиком в матку!!! Такое ощущенье, что, и в самом деле, именно вот прямо ей в мозги!!! И когда я уже почувство-вал, что сейчас будет всему этому конец, моему торжеству обладанья над такой вот безумно ещё юной и обворожительной Принцессой, которая сейчас, растащенная мной вот так вот навесу, за бёдрышки, была похожа просто лишь на беспомощного какого-то там, белокурого лягушонка, по-прежнему в одной белой туфельке и устелившего всю постель вокруг своими одуреннейшими волосами, я, уже насажен-ную, представляете себе, до отказа всю-всю на меня насаженную, рванул вдруг в дикой страсти взвизгнувшую Викторьичку всю-всю-всю вот прямо, как только мог, сладенькую такую мою её рыбку, к себе, почувствовал, как у неё в пиздятинке аж прямо что-то хрустнуло от моего дикого и неудержимого желанья вылезти у неё, у такой невыносимейше сладкой, аж прямо, ну вот чуть ли – чуть ли не из ушей, и когда весь-весь мир вместе со мной удовлетворённо понял, что взять от девчёнки - принцессы большего уже невозможно, что даже и пос-ледняя порция моей горячей спермы прошла ей, как я дико того и желал, прямо вот именно куда-то там в мозги, вертлявое её тело нако-нец-то меня отпустило, вернуло, чёрт возьми, в реальность всего происходящего…

А в реальности всё было именно так. Отпущенная мной, она просто упала безжизненно лицом вниз на залитую солнцем и перебуро-бленную всю кровать (по которой, будто бы целый полк прошёлся), уткнувшись лицом в свою же собственную, неловко как-то так вот заброшенную наверх, руку, когда у меня было ощущенье того, что это голое наикрасивейшее девчёночье тело с его, искрящимися на солнце, белокурыми волосами, - это просто гимн начинающемуся лету!!! Которое будет, конечно же, просто бесподобным!!!
Стало так тихо, что, казалось бы, мы остались одни во всей вселенной! Я, она и это Солнце!!! И было так хорошо быть вот так вот, втроём, что лучше и не бывает! Как будто бы там, внизу, за окном, и нет никакой людской суеты…

Как будто бы, кроме голой девчёнки рядом, вообще никого и ничего в мире больше нету!!! Когда я протянул руку и осторожно тронул её за плечо, она аж вздрогнула... Повернула ко мне лицо и… рассмеялась, паразитка!!! Боже, така-а-ая красивая!!! Красивее, чем сейчас, я её не видел ещё ни разу! Ка-а-ак обворажи-вающе красиво она всё же смеялась! И смотрела при этом на меня. Очень-очень молодая голубоглазая Принцесса… А как искрились, вы б видели, её глаза!!! А потом, лёжа на животе, уткнувшись по-прежнему щекой себе в руку, вскинула на меня снова, вот так вот исподнизу, свои огромаднейшие такие вот глазищи, закусила в лукавой улыбке губы и смотрит, смотрит… Смотрит, детка! И улыбается…

- Я знала, что я буду твоей… - вдруг прошептали едва слышно, очень-очень тихо так, эти красивые губы. - Мне всё это приснилось во сне… Ещё давно. Всё то, что у нас сейчас было.

- Правда?

- У-угу… - продолжая улыбаться, кивнула она мне, казалось бы, одними лишь вот только своими глазами, но так искренне и так, как- -то уж совсем-совсем ещё по-детски прямо так вот, убедительно, что словно бы боялась, что я ей не поверю.

И тут, понимая, что я так не хотел бы, чтобы эти мгновенья когда-нибудь бы кончались, понимая, что я весь нахожусь во власти её красоты, когда она, такая вот растрёпанная и взлохмаченная вся от секса, и с сияющими от счастья глазами, по-особенному уж вся, детка, прелестна, я просто не смог не протянуть к ней руку, тем более, что и тянуться-то никуда далеко не нужно было, она была вот она, вся-вся рядом, и не коснуться этих милых губ, которые заулыбались при этом ещё сильнее.

Чтобы убедиться как бы, что вот это вот всё не есть сон, что та, которая и самому мне когда-то снилась, сейчас вот она, вся голая рядом со мной! Очаровательнейшая Сказка!!! И при этом ты можешь любить её ещё и ещё, и ещё… А потом ещё даже и ещё!!! А потом и ещё… Захоти только этого. И всё это немедленно опять же будет! Вот под кончиками моих пальцев проходят эти тоненькие бровки, потом кончики этих длиннющих накрашенных ресниц, слегка при этом вот так вот подгибаясь…

О, господи, как жаль, что не могу ещё потрогать всю эту, пугающую меня, синеву в её пронизывающе чистых глазах!!! От которой у меня сейчас уже по телу мурашки не идут, как раньше, но это опять же лишь только потому, что я уже сде-лал этот шаг, я уже упал туда, в эту бездоннейшую и наисладчайшую пропасть, что даётся в мире далеко не каждому, и эти глаза мне уже такие прямо родные – природные!!!

- Ну… так может быть, ты всё-таки для меня старалась быть сегодня такой красивой? А?! Ну-ка, сознавайся, проказница!

- Ы-ы… Я в этом никогда не сознаюсь! - смеётся, лежащая рядом, девчёнка, - Делай со мной, что хочешь!!!

- Ну смотри! Сама же ведь напросилась!!!

- Угу… - кивает она и смеётся опять, паразитка, продолжая по-прежнему сводить меня с ума своими искрящимися от счастья глазами!

И дальше было опять то, что называется просто одним словом! Любовью!!! Начал с её нежнейшей груди, почувствовав , как она, детка, задрожала под моим жадным ртом… Дальше было всё хуже и хуже… Для меня. Потому что понял, что просто свихнусь сегодня! Ведь опять же буду сейчас её трахать! И опять поглотит меня всего своим наинежнейшим изворотливым девчёночьим телом!!! Ведь без-жалостная же!!! Она не отпустит! Ни за что же тебя от себя никуда уже не отпустит!!! Пока не залюбит тебя так, чтобы ты уже и не сомне-вался бы, что весь-весь, дурачок, без остатка принадлежишь только ей!!! Взрослеющей Принцессе! Сила которой, - в её слабости…

А самое грозное оружие которой, её глаза!!! Что там делали в это время Маринка с Вовчиком, меня совершенно не интересовало! Да я даже и не вспомнил-то про них ни разу, когда переходил от её вздымающейся груди, по нежному плечику, по шейке, по ушку, по этой золотой серёжке, по щёчке и… О, боже… Конечно же к губам! Тут-то и была моя погибель !!! Но я уже не боялся её.

Наоборот, я так её хотел!!! Погибнуть в страсти очаровательнейшей из принцесс!!! Сперва нежные прикосновенья. Наших губ! Просто лишь прикосновенья. Как будто бы мы обои не решались никак начать, уже чувствуя взволнованное дыханье друг-друга! Уже зная, что этот третий наш поцелуй, конечно же, никак не будет исключеньем и унесёт нас просто невообразимо, как далеко… В сладостную неизбежность! И так до тех пор, пока Викочка, детка, сама уже не приоткрыла посильнее свой нежный ротик и не попросила у меня этого поцелуя, как голодный вот прямо птенец!!! Который так хотел меня сожрать… Всего!!! Своим открытым наипрелестнейшим во всём мире ротиком! Ну вот как я мог её, свою милую детку, не накормить собой, когда она ведь та-а-ак меня хотела!!! Уже, ну вот чуть ли – чуть ли не дрожала, бедненькая! Когда я понимал, что в награду за это, я ведь тоже заполучу её всю! И всё…

На этом сознанье моё помутилось, когда я понимал и знал, и чувст-вовал уже, что так вот жадно и страстно пошёл в рот наикрасивейшей в мире молодой Принцессы!!! Она перевозбудилась в секунду, сама раскинула подо мной, пошире-пошире, согнутые в коленях, ноги, и… вся-вся потянулась ко мне, когда я в неё вошёл!!! Как будто бы не я в неё вошёл, а она в меня, молодое, гибкое и изворотливое Совершенство!!! Ка-а-ак мы любили друг-друга…

Как я её чувствовал, - это даже и не описать словами!!! На залитой солнцем постели два молодых тела опять слились в сплошной единый и неразрывный комок страсти!!! Просунул руки ей под попку и так прямо всю-всю её к себе притягивал, стараясь заходить в неё, в сладкую мою, как можно-мо-жно только поглубже! Переполнял её собой всю прямо, до отказа, пока уже не понял, что мне этого мало, что мне хочется вылезти у неё из самих её девчячьих прямо мозгов, из ушей!!! Буквально, как игрушку, заломил её под себя, молодую, гибкую, вертлявую, тонкую, когда её изумительные ножечки опять же оказались возле самых-самых аж прямо её белокурых, разб
росанных по постели, волос, и, когда, приподнявшись над ней на руках, я уже видел, видел и любовался ей, какая ж невыносимейшая-то красота, закусив вот так вот губы и мотая головой, цепляет сейчас там, в невообразимейше сладкой глубине, по головке моего члена всем-всем этим!!! Уже расплавленным таким вот и напроч чувствительным! Перед тем уже, как я ввожу ей всё, детке, аж прямо глубоко-глубоко вот именно конкретно в матку!!!

Не-е-ет… будь это Маринка, я бы сношал её конечно же подольше… Но видя под собой Принцессу, понимая и чувствуя, что я проди-раю её своей перевозбуждённой до крайности мощью до чего-то аж прямо уже, ну вот немыслимого, так глубоко, как в неё, в милую, ещё никто-никто никогда не заходил, когда у неё в матке, после её оргазма, ещё так всё было открыто и я так, та-а-ак её чувствовал своей, что аж мозги расплавлялись от её необыкновеннейшей, принцессиной именно, нежности, так чувствовал, как же она, детка, и сама-то до край-ности перевозбуждена, что новый оргазм невидимой силы накатился на меня, как волна цунами, захлестнул всего-всего прямо, пошед-шим разливаться по моему телу, теплом… Бля-а-а-а-адь… Ка-а-ак в неё, в сладкую, вошёл!!! В расплавленную всю эту такую вот, наи-нежнейшую и обнажённую влагу, что имелась на её очень молодой, вывернутой мне наизнанку, промежности, и аж прямо, ну вот чуть ли - – чуть ли не вместе с яйцами!!!

Викочка аж затряслась подо мной… Я почувствовал, как впились мне в спину её острые ногти! Похоже, она уже тоже плохо что соображала. Кроме того лишь только, что вся-вся принадлежит мне!!! Что мой хуинище пошёл набухать у неё аж прямо вот именно где-то в самой матке!!! О, бо-о-о-о-оже… похоже это было приближенье самого сладкого оргазма, который я с ней сегодня только испытывал!!! Который я вообще только когда либо в своей жизни испытывал!!!

Принцесса и тут оказалась на высоте! Она принялась делаться для меня из матки такой вся-вся сладкой, так и сама, чувствуется, потянулась вся-вся-вся ко мне, что у меня аж мозги переклинило напроч! Упал прямо опять же на неё, на детку, заломив её прелестненькие и раздвинутые ножечки на уровень самих же – са-мих же её плечей!!! Упал прямо в её светлые волосы, вдохнул в себя всей грудью их изысканный аромат, как могли лишь только пахнуть, наверное, первые весенние полевые цветы, и та-а-ак, так в неё, в милую свою, опять же пошёл, что казалось, толкнул её своим содрогнув-шимся фаллосом прямо под её честное и тугое девчёночье сердце!!!
Бо-о-о-о-о-оже…. Э-э-это было что-то!!!

Всё-всё, что во мне могло ещё только остаться, всё-всё, как же я её дико-то в эти мгновенья любил, всё пошло ей с неудержимым напором, мощно-мощно так и всёнасве-теутверждающе… - прямо под её тёплое сердце!!! При этом я словил такой кайф, так растворился весь-весь в принадлежащей мне без ос-татка
девчёнке, что когда ей под сердце, а на самом же деле, глубоко-глубоко аж прямо в матку, пошла ещё одна струя моего дикого тако-го и горячего до неё желанья, я понял, понял наконец-то, что слаще неё ничего на свете-то уже и не бывает!!! Ка-а-ак в неё, в милую, кончал! Ка-а-ак прочувствовал её, деточку, всю-всю до последнего своей!!! Казалось, чище и выше я ещё и в жизни-то своей сладострас-тия не испытывал, чем сейчас вот!!! Чувствуя, как моя горячая сперма идёт разложенной подо мной Викторьичке, за неимением места, -

- и прямо в тёплые, в тугие-тугие именно такие вот её кишки!!! Так уж доверительно, будто бы она, рыбка, и в самом деле уже моя жена, тё-ё-ё-ё-ёпленько прямо так вот – притёпленько, а-а-ай… - и прямо вот именно ей прямиком в матку!!! Весь прямо в неё, в детку, впёрся! С головой прямо!!! По-уши!!! Ушёл в неё весь-весь-весь, сходя по-настоящему с ума от того, что она вся моя!!! И тут я испытал с ней такое, чего у меня ещё никогда-никогда в жизни ни разу не было!!! Когда я вообще впервые сейчас только вот узнал, что такое возможно! А может быть этого никогда уже и до самой смерти больше не будет??

Когда я, короче, пошёл в Вику с последним толчком, я так был ей, деточкой, перевозбуждён, так не хотел из неё, из сладкой из такой, уходить, когда моё сладострастие стало уже угасать, я так, так дико пошёл ей опять же всеми-всеми своими перевоспалёнными мозгами под сердце, что девчёнка это почувствовала, и опять, опять принялась делаться для меня из-под своего тёплого и наинежнейшего девчёночьего сердца невыносимейше сладкой!!! Ещё даже и невыносимей, чем это было только что!!! Только в этом повторном моём оргазме мой член уже не дёргался, не содрогался в ней, в моей сладкой, я выклады-вался ей туда, под её честное девчячье сердце, всеми-всеми уже аж прямо вот именно, как есть, своими мозгами!!!

И когда это чувство того, что она вся-вся моя, ощущенье наивысочайшего такого экстаза, стало опять же проходить, я замычал ей куда-то там в ухо, так в неё, в сладкую свою деточку, опять же пошёл, что бессильная, абсолютно напроч совершенно бессильная что либо там сделать перед моей дикой страстью так вот именно сильно и дико ей обладать, милая Принцесса опять, опять же, пускай хоть там даже и на какую-то секунду, но вернула мне всё же, милая, это чистейшее и дикое такое сладострастие, добытое из-под её юного сердца!!! Делаясь для меня, уже конк-ретно в последний раз, в третий, такой снова фантастически и томительно-томительно аж прямо такой вот сладкой!!!

Когда я аж едва не сошёл с ума, выжимая ей в матку последним усилием воли уже всего-всего вот именно прямо себя самого!!! Э-э-это было нечто!!! И тут, не в силах и сама всего-всего этого выдержать, вместе с дикой болью её, пошедших по моей спине, ногтей, она, импульсивным толчком своего юного, разложенного подо мной, тела, она ударом пошла вся-вся-вся, моя сладкая детка, в меня…



Всё!!! Блядь! Хорош. Не могу больше такое вспоминать.


Оцените этот порно рассказ:        
Опубликуйте ваш порно рассказ на нашем сайте!


Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:

Порно рассказы опубликованы на ReadPorno.ru. Читайте также эротические рассказы.
ReadPorno.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов. Тексты и права на них принадлежат исключительно их авторам.